Возвращение блудных

  Thu, 16 Jun 2005 00:00

Времени с прошлой записи прошло много, разнокалиберных событий случилось порядочно, так что буду оптом вспоминать все происходившее.

Во-первых, переезд к прародителям оказался гениальным педагогическим подспорьем. Потому что бабушка с дедушкой (особенно в отсутствие мамы и папы) Тусю шикарно убалтывают и переупрямливают - в общем, у них Туся пошла по дому в сандаликах, просто потому что выбора у нее особо не было.

Во-вторых, с большим количеством наличествующих родственников можно устраивать образцово-показательные ребенко-обучательные выступления. Например, непривычный к ним Мишка был доведен до полного одурения игрой "дай - на", в которую при очень удивленной Тусе на полном серьезе играло одновременно шесть взрослых людей. В итоге, девочка поняла и стала, наконец, говорить эти самые "да-да-да" и "ня" - в обоих значениях. Ну, согласитесь, это уже частности, когда говорить дай, а когда возьми - и так понятно по выражению глаз. Клянчит Туся все. Правда, и делится довольно щедро - готова кусок изо рта вынуть, чтоб маму накормить. Так что игра у нас теперь регулярно продолжается на троих, но зато с большой интенсивностью.

Слово "Ко" из речи ушло. Зато на его месте появилось "Ка", обозначающее практически все. Я была потрясена тем, в каком количестве в русском языке встречается этот слог. Посудите сами: "кошка", "собака", "качели", "кар-кар", "камушки", "караблик", не говоря уже про всякие "птичка" и "водичка". Помимо "Кааа" Туся еще много чего оживленно говорила, но это, как обычно, непереводимо и неперекладываемо на бумагу.

Ну и в-третьих, все это время нас не было не только в Сети, но и в Москве - мы ездили на полтора месяца в Крым. Несмотря на грозные даты - туда мы летели в страстную пятницу, а обратно - просто 13-го числа, - все прошло как нельзя лучше. Самолет, как оказалось, Туся переносит превосходно, гораздо лучше меня. Она желает гулять по салону и общаться со всеми пассажирами перманентно, включая взлет и посадку. Почему меня вжимает в кресло, а ее нет - неясно, тем не менее, почему-то действие законов физики (или что это?) оказалось избирательным.

За те несколько дней, что мы дома, меня успели неоднократно озадачить вопросом: "Ну, и как было в Крыму?" Всех отсылала сюда, так что приходится, наконец, отвечать. Там было долго. Полтора месяца - это просто ого-го сколько, если все это время вы ни с кем не общаетесь, кроме членов своей небольшой семьи, живете в одной маааленькой комнатке, половину которой занимает кровать, и питаетесь котлетами три раза в день. Но 45 дней - это не так уж и много, если почти все это время вы из окна видите горы, перед балконом цветет черешня, а там, куда Туся ткнет пальчиком, если ее спросить, качает кораблики Черное море.

С Тусей вообще трудно где-либо скучать, в любом составе и при любой продолжительности пребывания. Прежде всего - она ребенок, так что у нее всегда есть, чем оживить родительский досуг. В последний месяц это зубы. Их вылезло два и режутся еще четыре, причем больших таких жевательных зуба, которые режутся долго и трудно. Поэтому ребенку прощаются любые капризы, огрехи и странности - от какания 5 раз в сутки (чего последние месяцев 10 за ней не наблюдалось) до почти полного перехода обратно к грудному вскармливанию. Зубы, понимаете ли, этим все сказано.

Но у нашей дочери есть еще много интересного, чем она может развлечь. Например, вытащить нас на дискотеку. Таковых в пансионате состоялось штуки четыре, и Туся стала просто звездой танцпола. Мало кому удавалось круче вертеть попой, махать руками и строить глазки всем вокруг. В кокетстве ребенок продолжает совершенствоваться, заигрывая с детьми и взрослыми обоих полов. Все дежурные в корпусе млели от того, как Туся отдавала им ключик от номера и махала на прощание ручкой: "Ка-ка!" (пока-пока). Медсестры тоже млели, правда, больше от Мишки, и завистливо вздыхали, делая мне какой-нибудь гидромассаж: "Какой у вас папа!"

Периодически мы совершали культурные вылазки, приобщая дочь к шилу в наших задницах - теперь оно одно на троих. За полтора месяца Туся побывала в прелестном частном зоопарке (там куры гуляют рядом с зебрами, кролики живут в клетке рядом с тиграми - видимо, чтобы и те, и другие не расслаблялись, а еще есть настоящая Баба Яга, правда, она к нам не вышла); дельфинарии (где ее одинаково заинтересовали бантики впередисидящей зрительницы, цифровой фотоаппарат соседа и, собственно, морские артисты); Мраморной пещере (где она рыдала - то ли от отсутствия обещанного мрамора, то ли от того, что темно и страшно); Бахчисарае и Ливадии (ханом Туся себя не почувствовала, но в роль Государя Императора вошла вполне успешно, с абсолютно хозяйским видом прогуливаясь по кабинету Николая Второго).

Май был теплый, но все-таки не настолько, чтобы Туське купаться в море, так что она обходилась персональным бассейном с прогретой морской водой. А когда кто-то из родителей шел купаться, - не отрывая взгляд, следила за ним, беспокойно ревновала к стихии и облегченно радовалась его возвращению на сушу.

После сданных перед отъездом кожных проб, героически выдержав двухнедельный срок на акклиматизацию, мы с Тусей начали есть. Я - почти все, включая полбокала сухого вина за обедом, она -многое, хотя еще немало предстоит охватить. Главным образом, освоено печенье и котлетки. Печенья и хлеба в нее влезает, по-моему, любое количество - лишь бы дали, а вот котлетками она зачастую готова делиться с окружающими. Правда, пансионатному коту не повезло попасться под порыв ее щедрости - Туся обнадеживающе протягивала ему кусочек, после чего радостно отправляла его в собственный рот.

Вообще, Туська за эту поездку научилась куче всякого и теперь уже огромный увлекательный человек. Она умеет ходить - сама, долго и много, даже по лестницам, вести за собой родителей и тех, кого сейчас очень надо куда-то отвести; при этом она может отталкивать нас с Мишкой, если мы по ее мнению движемся в неправильном направлении, или если ей просто надо сейчас побыть одной. Она знает, где кораблик и как делает море ("ссссь-ссссь" - в смысле, "шшшш-шшшш"). Она умеет обниматься и целоваться ("ммммм!" и мертвая хватка вокруг маминой шеи). Она моет унитаз специальной щеткой и вытирает собственные лужи тряпочкой. Она феерически умеет клянчить еду, раскрывая рот, как голодный галчонок, громко требуя: "Амммм! Амммм!". Она знает, как говорят курочка, собачка, кошка и корова, что делает птичка крылышками, и зайчик - всем телом. Она обнаружила у себя живот (впоследствии выяснилось, что животы есть еще у мамы и даже у папы, что привело ребенка в экстаз) и правую ножку (открытие случилось внезапно, посреди дороги, из-за чего прогулку пришлось временно прервать) и теперь готова их всем демонстрировать. Главное, как любая образованная столичная барышня, она уже знает, кто такой волк. Вчера мы с ней, правда, слегка поспорили, потому что я, показывая на овчарку, говорила, что это собака, а Туся утверждала, что "воу-воу-воу". Сегодня волком также оказались пудель и дворняга. Ну, короче, мы над этим работаем.

Так что теперь с ребенком можно вести практически полноценные беседы, читать книжки и вообще проводить время очень содержательно. Чем я и пошла заниматься.

blog comments powered by Disqus