Между Хлестаковым и Буратино

  Thu, 01 Dec 2005 00:00

Большая политика, №2 (декабрь 2005)

Сделался сам

Можно сказать, что Максим Кононенко сделал себя сам. Хотя от общения с ним складывается ощущение, что как-то оно само так сделалось.

“Город, в котором я родился, называется Апатиты. Там находится комбинат “Апатит”, попортивший крови Михаилу Борисовичу Ходорковскому”. Еще в школе придумал себе ник Паркер. После выпускного бала переехал в Москву, работал программистом в разваливающейся компании, даже предположить не мог, что когда-нибудь его слова будут для кого-то значимы. Поступил в Литературный институт, мечтая о богатстве и Нобелевской премии по литературе. Когда на втором курсе выяснилось, что богатства писательством не заработаешь, бросил.

Оказался в той половине русского Интернета, которая вышла из Фонда эффективной политики Глеба Павловского. Именно ФЭП, по словам Кононенко, дал сильный толчок русскоязыной сети в 96-97 годах, когда интернет учились использовать как медиа. Завел ЖЖ (livejournal) - от своего имени и от имени Аллы Пугачевой. Дневник Пугачевой вел около года, сначала отрицал свою причастность к нему, потом все-таки сознался. Собственный журнал ведет до сих пор, имеет 2558 постоянных посетителей.

Мистер Паркер сделал много разных сайтов, в том числе Владимир.Владимирович.ру (не давала покоя слава Масяни - хотел сделать мульты про Путина). Неожиданно для автора, он-то и оказался успешным - около 10 тысяч посетителей ежедневно. Потом виртуальный Паркер занялся реальной благотворительностью. Создал “Общество Китайского Летчика”, собирает деньги на лечение детей. Как и многие, кто кому-то помогает, не может внятно объяснить, почему он это делает: “Сейчас, когда в это влез, уже вылезти невозможно. Все время возникают какие-то ситуации, когда кому-то что-то надо, кто-то что-то просит и отказать уже невозможно. Думаешь: вот ты сейчас людям откажешь, и чего будет? Я этим занимаюсь, потому что мне уже трудно быть в стороне”. Цели спасти все человечество не имеет, хотя, конечно, хотелось бы.

Потом его позвали на телевидение. Все тот же Глеб Павловский предложил поучаствовать в его программе “Реальная политика”. Паркеру стало интересно “в телеке посидеть”. Согласился. Потом позвали поучаствовать в выборах в Мосгордуму. Тоже согласился, но это, кажется, сделал уже Максим Кононенко. Баллотируется по списку “Свободной России”. Куда дальше позовут - пока не знает. Дольше, чем на год, не загадывает.

Человек-паровоз

Основных причин, по которым он что-то делает, две: интересно и по приколу. Интересно посмотреть на выборы изнутри. По приколу пойти не от большой партии типа “Единой России”, а от молодой и крохотной, от новых правых. Хотя Кононенко, по его словам, совершенно не представляет себя в Мосгордуме. И вообще, его же не в Думу позвали работать, а в выборах поучаствовать - он только на них и согласился. Он как медийная фигура, “паровоз”, привлечет к партии внимание, чтобы в Думу прошли те, кто понимает в законах и хочет ими заниматься.

Основных целей, ради которых он что-то делает, тоже две: внимание к собственной персоне и деньги. Как Паркер сам неоднократно заявлял - почти одними и теми же словами - он тщеславен и питается тем, что о нем пишут. С удовольствием наблюдает за рождением мифа о самом себе и участвует в его создании - Кононенко, наверное. Однажды, написал на Дни.ру редакционную статью о том, что Владимир.Владимирович.ру, на самом деле, кремлевский проект, направленный на то, чтобы создать образ власти с человеческим лицом. Потом веселился, глядя, как “либеральная пресса” подхватила эту мысль. При этом говорит, что если бы он, Паркер, действительно работал на Администрацию президента, то Кононенко наверняка бы об этом сказал: “Не вижу в этом ничего постыдного. Потому что чего не хватает нынешней власти по сравнению с советской, так это пропагандистской машины, которая тогда была совершенно гениальная. Мы ходили в этих пионерских галстуках, играли в игру зарница и все это ужасно торкало. Сейчас этого ничего нет…” А без пропаганды сегодня никак - “страна большая, население большое, но большей частью не думающее”. Вот лет через 20-30, может, и будет в России народ, который “осмысленно выберет себе правильную власть”. Правда, откуда он возьмется, если до того будет сплошная пропаганда - непонятно, но это уже детали. А пока “будет все так же продолжаться”. Ведь власти нет смысла что-либо менять, а сам Паркер точно не пойдет на баррикады и Кононенко не посоветует. И другие не пойдут - у кого ребенок маленький, у кого родители старенькие, экзамены, долги. И детям нашим будет не до революций - они будут отдавать кредит за машину-квартиру-дачу. И будет Путин-2 и Путин-3 и так до бесконечности, пока люди не сменятся “в силу естественных причин”. По мнению Мистера Паркера, это нормально и правильно.

Правда, и ничего, кроме правды

Максиму Кононенко хочется верить. Он абсолютно честно обо всем говорит. Правда, иногда по приколу или для того, чтобы привлечь к себе внимание - как в том же ЖЖ: “Мне нравится наблюдать, когда что-нибудь кидаешь, и люди начинают реагировать. Реакцию в большинстве случаев можно предугадать, но все равно интересно. Такое упражнение для ума. Отстаивать заведомо проигрышную точку зрения и таки отстоять ее, в конце концов - это очень стимулирует”. Если посетители его ЖЖ начинают обсуждать что-то между собой и уже не замечают ни Паркера, ни Кононенко - пора что-то новое кидать. Если заметите в его словах противоречие, - сразу сообщите ему об этом, он подумает. В конце концов, его мнение могло уже и измениться… “Потому что в мозгу все время все меняется… Но в каждый конкретный момент времени я честен совершенно”.

Например, он честно говорит, что хочет миллион долларов. Хотя, в отличие от себя 25-летнего, уже не хочет скупить весь мир. “Сейчас достаточно создать себе комфортные условия - и все”. Что станет делать, когда эти условия будут - не знает. Пусть для начала будут - тогда подумает. В конце концов, “человек живет, чтобы получать удовольствие от жизни. Человек, который живет ради того, чтобы выполнить какую-то цель - он ненормальный”. Например, те, кто благотворительностью занимается. Правда, Паркер тоже в их числе. Выходит, тоже не вполне нормальный. Зато честный.


На протяжении всего разговора с Паркером-Кононенко не оставляет ощущение, что нечто подобное уже где-то встречалось. Когда речь зашла о Гоголе (“современное чиновничество вполне гоголевское… общество созрело для того, чтобы смеяться… пришло время для сатиры”), стало понятно, где. В “Ревизоре”. Хотя по сравнению с Иваном Александровичем Хлестаковым, Максим Витальевич добрее и человечнее. А когда он рассказывает, как дергает общественное мнение за ниточки, с него можно писать портрет Буратино, страдающего манией величия.

В общении Максим Кононенко вызывает симпатию. Только иногда становилось страшно - вдруг то, что он о себе говорил, все-таки правда. Но этот страх быстро проходит.

Прямая речь

Н.В.Гоголь. “Ревизор”. А.К. Толстой “Золотой ключик”. М.Кононенко - из интервью разных лет.

Хлестаков: По моему мнению, что нужно? Нужно только, чтобы тебя уважали, любили искренне, - не так ли?
М-р П.: я очень тщеславный человек, мне нравится, когда про меня где-то что-то пишут. И я, собственно, этим питаюсь.

Я люблю поесть. Ведь на то живешь, чтобы срывать цветы удовольствия.
М-р П.: Человек живет, чтобы получать удовольствие от жизни.

Я не хотел писать, но театральная дирекция говорит: “Пожалуйста, братец, напиши что-нибудь”. Думаю себе: “Пожалуй, изволь братец!” И тут же в один вечер, кажется, все написал, всех изумил. У меня легкость необыкновенная в мыслях.
М-р П.: Я сменил профессию, стал писать статьи. Причем я их сначала писал просто так, в Интернете, а потом мне за них стали платить, а потом все больше и больше, и все больше и больше. И я уж тогда окончательно расстался с программированием и занялся вот этим. А сейчас мне и книжки предлагают писать, и все такое прочее. Очень радостно. Вот думаешь, как поворачивается судьба, да? Хотел стать писателем, не верил в это, потом разочаровался в этом, а потом все равно само собой получается, что ты все равно им становишься.

Здесь много чиновников. Мне кажется, однако ж, что они меня принимаю за государственного человека. Верно, я вчера им подпустил пыли. Экое дурачье!
М-р П.: У меня вот во Владимир.Владимирович(тм) нет никакой позиции, а есть чистое созерцание. Поэтому одна половина читателей считает, что мне платит администрация президента, а другая половина - что меня купили Невзлин с Березовским. Я бы и рад, чтобы платили, только никто денег не дает.

Лиса Алиса: Умненький, благоразумненький Буратино, хотел бы ты, чтобы у тебя денег стало в десять раз больше?
Буратино: Конечно, хочу! А как это делается?
М-р П.: Осенью мне позвонили от человека, имя которого я назвать не могу. Он предложил мне следующую сделку: я обязуюсь писать Владимир.Владимирович(tm) еще год (до ноября 2004 года), а он оставляет за собой право вмешиваться в редакционную политику. Иными словами, просить осветить тот или иной сюжет, требовать, как именно он должен освещаться и т.п. Поскольку у меня никаких обязательств ни перед кем по поводу Владимир.Владимирович(tm) не было, я согласился на такие условия. Могу и цепным псом поработать, если хорошо заплатят.

–Ну а ты, ну а ты, Буратино? – спрашивали все. - Кем хочешь быть при театре?
–Чудаки, в комедии я буду играть самого себя и прославлюсь на весь свет!
М-р П.: Я человек-одиночка, а у одиночки может быть капитал только один - это его имя, и я пытаюсь его себе как-то раздувать. Это я вам честно говорю, без всякого кокетства. Но я к своей популярности отношусь очень бережно, потому что она мне нужна. Когда я буду старенький, она будет приносить мне пенсию.

blog comments powered by Disqus