И снова с чистого листа

  Thu, 13 Apr 2006 00:00

А славный вышел предыдущий год. Туська освоила транспорт - от самолета до маршрутки, научилась отказывать и соглашаться, отстаивать свое мнение, пить что-либо кроме мамы (включая спиртное), есть кучу всякой всячины, вплоть до конфет (клюквы в сахаре и батончиков из мюсли в йогурте), делать педикюр и вертеться перед зеркалом. Наша дочь по-прежнему любит мужчин - хотя стала более избирательна в общении с ними, и неплохо относится к женщинам - но не слишком молодым, где-то лет с трех. Кстати, одна такая юная особа пришла к Туське на день рождения и вызвала бурю восторгов. Барышни ходили за ручку, понимали друг друга с полуслова, хором смеялись и рыдали, в общем, спелись. Туся преданно заглядывала старшей подруге в лицо снизу вверх и громко звала по имени - чтоб та понимала, к кому обращаются. Та - понимала и где-то после десятого призыва, наконец, отвечала басом: "Ну, че? Чего тебе?" Теперь девушки часто звонят друг другу по пластмассовым розовым мобильникам и ведут светскую болтовню о родителях и игрушках. В общем, "высокие отношения" (с).

Почему-то Туся после дня рождения резко повзрослела - это проявилось даже в выражении лица... Только не надо начинать про "Когда фотки выложишь?" - этим заведует Мишка, который утверждает, что ему нужно потратить одну ночь и все будет. У кого есть лишняя ночь и желание увидеть нашего ребенка - поделитесь с ним, и все получите. Вообще, не перебивайте меня! Я вам про речь Туськину. Довольно резко, может, осознав свой солидный возраст, моя дочь стала говорить фразы из двух слов. Почему-то первая была "Боси нету" (больше нет) - сказанная вообще не к месту, но очень проникновенно. Следующая гораздо лучше вписалась в контекст - Туся стала требовать "воть ету!" и "во тут!" Дальше - больше. Но мне гораздо интереснее, что ребенок начал постигать морфологию, осваивая суффиксы и прочие морфемы родного языка и добавляя их в разные части слов. Так, она по-своему образует нечто среднее между отглагольными прилагательными, причастиями и просто глаголами совершенного вида. Например, "мокаты" - это значит "намокло" или "намокшие".

В какой-то момент девочку пробило на нежность, которая немедленно отразилась в речи - помимо "мамочки" и "папочки" в нашем доме обнаружилась "шапкочка", а на улице - "гафкочка" (собачка). По тусиной версии словообразования появилось даже уменьшительно-ласкательное от чая ("чань") - "чаник". О себе девочка говорит вполне правильно "паду" (падаю), "пису" (писаю), но главное "не! буду!" - в случае крайнего возмущения произносимое как "Не будет!" (видимо, в значении "этому не бывать никогда!").

Эх, называли мы ребенка раньше "дочь наша Будур", а теперь зовем "дочь наша Небудур" - потому что "не буду!" Туся говорит буквально на все. Ха, ладно бы нормально говорила. Так она уже начинает со скандально-повизгивающих ноток и вне зависимости от родительской реакции (скажем, спокойного объяснения, почему все-таки, описавшись на улице в марте месяце, лучше бы пойти домой) моментально переходит к истерике. Причем начинается это всегда на ровном месте и создает ощущение, что ни предотвратить, ни предугадать начало очередного концерта невозможно. Туся может быть вполне милым ребенком, но стоит предложить погулять, как она, кривя рот, возмутится "Дома!" - а на реплику "Ладно, останемся дома", - затребует немедленного "Гаять!" Продолжаться такая дискуссия может около часа, совершенно безрезультатно, изматывая неопределенностью обе стороны. Я не понимаю, чего же она все-таки хочет, и бешусь, а она не понимает, чего же на самом деле хочет, и страдает.

Традиционное про здоровье. Туся попробовала яйца. Ура. Все хорошо. Теперь мы всей семьей спокойно едим пельмени и оладьи, не прячась от тусиных завидующих глаз и ее грустного объяснения (тоном "да-да, конечно, все люди сволочи, я давно поняла") того факта, что "детки" не едят "ички". В общем, на этом фронте пока выдохнули. Но недавно я вдруг осознала, что ребенок уже четвертый месяц, пардон, не какает. Нет, конечно, иногда ей приходится это делать, но явно реже, чем положено двухлетним детям. В итоге уже вся Мишкина работа еженедельно басит "Ура, она покакала!" вместе со счастливым отцом, а я ищу гастроэнтеролога. Пока удалось найти одного, которую Мишка забоялся сразу, как только она вошла в нашу квартиру. Я сделала вид, что смелая, так что доктор начала меня активно пугать. Оказалось, что у меня будет полный кошмар вместо организма (почему-то мой гинеколог другого мнения - но это просто пока, "потом она по-другому запоет, когда вы придете к ней с тааакииими симптомами!.."), а у Туси будет психоз (причем других вариантов врач не предполагала - однозначно, будет, и ничего уже не поделать). А все это потому, что двухлетний ребенок сосет мамину грудь. Гастроэнтеролог настоятельно впаривала нам телефон невролога, чтобы он дал девочке успокоительные травы, которые, якобы, помогут отлучить ее от груди (бедняжки все млекопитающие - как же они без врачей еще не вымерли?). Если не обратиться к специалисту сейчас, то потом придется идти к психиатрам, потому что у девочки совершенно ужасная зависимость от матери и кошмарная тревожность "А у психиатров уже другие препараты, это вам не травки!" Мда, наверное, на Тусином месте я бы тоже начала тревожиться при виде такой предсказательницы. А дама два часа никак не унималась и все наши беды сводила к грудному вскармливанию. То есть возможно, запоры еще связаны с желчью, флорой и нарушением моторики, но начинать нужно с прекращения кормления.

Хорошо, что я решила двигаться к отлучению от груди накануне визита этой женщины. Иначе просто из чувства противоречия пришлось бы кормить Тусю лет до четырех. Зато теперь я считаю дни, как завязавший пить алкаш, потому что прошло уже больше двух недель, как у нас осталось четыре прикладывания в сутки - два засыпательных и два ночью. Пока что Туське это дается не просто. Хоть она и смирилась с моей твердой установкой, что молока мало и его надо беречь для сна, но в течение дня раза три делает вид, что просто помирает, как хочет спать, поэтому ей немедленно нужно выдать желаемое.

Елки-палки, это ей два года. И кажется, что три - что-то такое же далекое и невероятное, как пенсия. Неужели и то, и другое, когда-нибудь будет?

blog comments powered by Disqus