Раз, два, три, сосисочная...

  Wed, 13 Sep 2006 13:24

Раньше Туся только пела и танцевала. Теперь она тоже поет (все тот же каравай, но в обновленной редакции, больше напоминающей оригинал), по-прежнему танцует (хотя все больше прыгает и бегает), но главным искусством в ее сердце стало изобразительное. Ребенка пробило на рисование так, что у меня не остается вообще никаких слов. То есть Туська, конечно, иногда требует от меня или окружающих взрослых принцесс, королей и прочих дюймовочек. Но почти все остальное время она рисует их сама со скоростью примерно полтора альбома в день. И что меня больше всего поражает, они вообще не похоже на головоногов, положенных ей по возрасту.

Они похожи на тех человечков, которых рисую я. С лицом-ведерком, длинными волосами, коронами, глазами и улыбками, шеями, платьями, ладонями и туфлями. Иногда вокруг них появляются «дома» (большие прямоугольники) и мебель (прямоугольники поменьше). Вчера мне продемонстрировали корабль и спящую золушку (в кроватке, укрытую одеялом, с закрытыми глазками – все как положено). Но это еще ерунда. Наибольший шок я испытала, когда моя дочь, сидя за альбомом, вдруг стала говорить: «тэ… мэ… пакет кефира… пакет молоко…» - это она писала список в магазин, как объяснили мне потом догадливые родственники. Я была настолько поражена тусиными попытками писать как таковыми, что даже не поняла, к чему были все эти пакеты. В общем, мне (ярой противнице раннего развития) в очередной раз пришлось столкнуться с тем, что взгляды детей на собственное воспитание не всегда совпадают с родительскими. Так что иногда, стиснув зубы, показываю ей буквы.

Все свободное от рисования и письма время Туся теряет тапки и не замечает этого. Значит, я как принц должна их ей поднести, а она – так и быть – их наденет. Обращаться к ней нужно только как к Золушке за редкими исключениями. Так, недавно ребенок обрадовал сонного отца довольно ранним субботним утром (встретив после недельного отсутствия): «Мне два годика! Меня зовут Маруся!» Конечно, так звали героиню очередной любимой книжки, но знаете, это не так-то быстро удается понять в восемь утра после полной рабочей недели.

Вообще, тех, кто Тусю давно не видел, порой поджидают очень неожиданные высказывания. Например, девочка может совершенно серьезно сказать посреди какого-нибудь действия: «Слушай! – длинная пауза, - Я предлагаю… - еще одна пауза, подлиннее, - играть в игрушки!»

Недавно сюрприз был преподнесен мне. У нашей дочери давно была своя точка зрения на все происходящее. Мы к этому, в общем, привыкли. Но теперь она стала давать объяснения своим поступкам, которые сшибают с толку посильнее их самих. В последнее время ребенок стал отказываться оставаться с теми, с кем раньше вообще не возникало никаких проблем. На мое вымученное долгими препираниями: «Почему?» - Туся убедительно помахала ладошкой: «Ну, я не могу!!!»

Последним следствием этого немогу стало то, что она десять часов моталась с нами по строительным магазинам. И конечно, принимала участие в выборе сантехники. Нам еле-еле удалось отбояриться от ее настойчивого требования: «Хочу зеленый туалет!» - унитаз мы просто не купили.

И еще. Туся уже совсем большая. Если вы ее встретите, она обязательно вам это расскажет. Она сильная («ой, я почему-то такая сильная стала…»), тяжелая («меня только папа носить может!») и пьет «коровкино молочко» - 1 сентября мы закончили ГВ. Поздравления принимаются. Подробности позже.

blog comments powered by Disqus