Изба-читальня 4

  Fri, 25 May 2007 09:23

Эту статью я писала за пару недель до родов. Чтение литературы по уходу за ребенком на девятом месяце в темпе 3 книги в неделю - отдельная песня. Две недели при виде младенцев на улице я вскрикивала “Они выпадают из континуума!” (после Ледлофф), при виде памперсов “Это же такой вред для экологии!” (после Бауэр). Цареградскую я цитировала абзацами, восклицая монитору “Почему гиппокамп отвечает за ДОЛГОвременную память? Он же за КРАТКОвременную!!!” и еле удержалась от того, чтобы назвать главку о ней “Мать-мать-мать - привычно отозвалось эхо”. В общем, вот.

Глаголом жечь

Shape Mama №2, 2007

Иногда я начинаю завидовать своей бабушке – 50 лет назад молодые мамы опирались только на небольшую брошюрку «Мать и дитя» в неказистом сереньком переплете, догмы врачей, одинаковые во всем СССР, и опыт собственных родителей. Сомневаться было не в чем. А я жду второго ребенка и, даже вполне благополучно дорастив старшего до трех лет, все равно совершенно теряюсь в многообразии современных подходов. Готовясь к рождению малыша, я решила перечитать некоторые книги по уходу за ребенком, а заодно ознакомиться с модными новинками.

Ребенок – для чайников: У.и М. Сирс «Ваш малыш от рождения до двух лет»

О чем

Эта книга почти обо всем, что может происходить вокруг маленького ребенка. Например, она включает краткую историю родовспоможения, описание внешнего вида новорожденного, особенности секса после родов, помесячное развитие детей первого года жизни и т.д. Помимо медицинской информации и личного родительского опыта, в этом увесистом томе нашлось и место собственной теории супругов Сирс о «любящей заботе», включающей активное использование слинга, совместный сон с ребенком, кормление грудью и т.п.

Как написано

Книги Сирсов очень удобно листать – они состоят из сплошных подзаголовков. Правда, в содержании перечислены только названия больших глав, так что найти что-либо можно, только если вы точно вспомните, где это было. Часть текста оформлена в виде вопросов-ответов.

Хоть у авторов есть свои представления об оптимальном стиле ухода за ребенком, они призывают читателя к гибкости и не считают, что если вам не удалось кормить грудью или спать с младенцем в одной кровати – жизнь прожита зря. Сирсы вообще очень милы и обходительны с читателем.

Эксперты

Главные авторитеты в книгах супругов Сирс – они сами: врач-педиатр и медсестра, родители восьмерых детей, из которых один – приемный, а еще один – с синдромом Дауна. Иногда авторы приводят истории своих пациентов или их комментарии. Личный опыт не претендует на универсальность и порой внушает даже большее доверие, чем сомнительные исследования неизвестных ученых. Впечатления

Эту книгу удобно читать в роддоме или сразу после – глядя на конкретного новорожденного и задаваясь сотней вопросов «А почему у него так?» и «Что мне теперь делать?» Лично мне удалось по ней научиться сцеживаться, а когда дочь ударилась затылком, пытаясь встать, я была счастлива прочесть, что к ушибу надо приложить холод. Что ж, иногда мозги молодой мамы утекают в молоко, да и не по всем вопросам обратишься к участковому педиатру. Воспринимать книгу полностью всерьез мешал чудовищный перевод и некоторые сугубо американские реалии.

Для кого

Книга в первую очередь пригодится тем, кто смутно себе представляет, что такое младенец и как быть с ним, его отдельными проявлениями или их последствиями.

Апокалипсис сегодня: Мишель Оден «Кесарево сечение: безопасный выход или угроза будущему»

О чем

Книга далеко не только о кесаревом сечении, но скорее о взглядах автора на роды вообще. По мнению доктора Одена, основные потребности роженицы – покой и уединение, которые позволят глубинным структурам мозга сделать всю необходимую работу без отвлекающего вмешательства коры (неокортекса). Помогать в этом должна молчаливая женщина с позитивным опытом собственных родов, вызывающая у роженицы доверие, в идеале – ее мать. Если все это не соблюдается (ну и еще при ряде показаний, перечисленных только в середине книги), возрастает риск кесарева сечения. Последствия этой операции довольно тревожны не только для новорожденного, но и для всего человечества. Ребенку грозят проблемы со здоровьем и отсутствие способности любить (как себя, так и окружающих), а человечеству – огромное количество таких нездоровых и нелюбящих людей, вдобавок еще и со слишком большим мозгом (которые иначе не прошли бы через естественные родовые пути, а через кесарево все-таки родились).

Как написано

Все свои суждения Оден аргументирует; там, где однозначных докозательств нет, формулировки достаточно осторожны. Правда, логику автора удается понять не всегда – например, после подробного перечня легенд самых разных стран о возможности доставать ребенка из чрева матери, минуя «обычные» пути, он почему-то приводит миф об Икаре – вроде как, вот до чего домечтались.

Эксперты

Оден опирается на свой полувековой опыт акушера-гинеколога, а также на многочисленные работы коллег по всему миру. Это внушает если не доверие, то хотя бы уважение к профессионализму автора.

Впечатления

Книга не оставляет камня на камне от желания просить врачей об операции, если вам казалось, что кесарево сечение легче, чем самостоятельные роды. В то же время, даже такой сторонник естественности признает наличие абсолютных показаний к кесареву сечению. Остальные взгляды автора вызвали у меня скорее недоумение. То есть мысль о том, что женщине в родах не надо мешать, кажется довольно здравой и убедительной. Но представить себя в родблоке обычного российского роддома, не дающей даже трубочкой послушать сердце ребенка, лично я не смогла. Как и картину того, что я самостоятельно рожаю в полутемной комнате, где в углу, причем, обязательно молча, сидит моя мама. Почему мне удалось благополучно родить в присутствии мужа, который, оказывается, стимулировал у меня выброс адреналина, после этой книги вообще загадка…

Для кого

Моему беременному мозгу показалось, что книга больше ориентирована на специалистов. Хотя словарь терминов в конце скорее подтверждает то, что круг потенциальных читателей очень широк.

Занимательная этнография: Жан Ледлофф «Как вырастить ребенка счастливым. Принцип преемственности».

О чем

Автор совершила несколько экспедиций в Латинскую Америку, больше всего впечатлившись укладом жизни племени екуана. Ее поразило, что дети, которых первые полгода матери практически непрерывно носят на руках, а дальше не поучают и никак не оценивают, совершенно спокойно вырастают, приучаясь нести ответственность за свою жизнь и безопасность. Не зная принуждения, индейцы екуана сами выбирают, когда работать, когда отдыхать, кому помогать, за кем идти, и выглядят при этом абсолютно счастливыми.

Ледлофф оперирует двумя основными терминами: «принцип преемственности» и «континуум» (истинные потребности человека как представителя своего вида). Все проблемы современного человечества (от ожогов до наркоманий) она связывает с тем, что матери не носили нас по полгода на руках, не спали с нами вместе и не давали играть с острыми предметами, предпочитая все контролировать; не говоря уже о том, что не занимались при нас любовью и не брали с собой на работу.

Как написано

Книга написана очень эмоционально, в ней много наблюдений автора за индейцами и глобальных обобщений. Отдельно хочется упомянуть душераздирающее описание страданий младенца, оставленного в детской. Сразу по прочтении хочется сжечь все кроватки, коляски и манежи раз и навсегда, после чего с чистой совестью удавиться.

Эксперты

На протяжении всей книги автор-«психотерапевт» ссылается на кого угодно – педиатров, кардиологов, медсестру-директора некой клиники, но только не на психологов. Кроме как в племени екуана, счастливые или хотя бы спокойные дети, похоже, Ледлофф никогда не встречались, из чего она, судя по всему, сделала вывод, что их больше нигде нет.

Можно ли в современных городских условиях реализовать принцип преемственности, автор точно не знает. То есть, скорее всего, задавить спящего с мамой младенца невозможно, потому что сама Ледлофф не задавила маленькую обезьянку, когда положила ее с собой в кровать. Автор также предполагает, что, наверное, матери могут объединяться и выполнять домашнюю работу, приходя толпами друг к другу в гости – чтобы дети не вывалились из континуума. Судя по тому, насколько эти идеи сейчас популярны – кому-то все-таки удалось их реализовать, из книги это следует не очень явно.

Впечатления

Читая Жан Ледлофф, я искренне за нее радовалась. Действительно, приятно, что фотомодель, далекая от психологии, прожив некоторое время в джунглях, сама дошла до того, что уже минимум несколько десятилетий было до того известно психологам всего мира. Подумайте только, как радовались бы вы сами, обнаружив, что события раннего детства влияют на всю дальнейшую жизнь, и неудовлетворенные вовремя потребности все равно потом ищут компенсации! Неважно, что начиная с дедушки Фрейда, это ни для кого не секрет. Что уж поделать, некоторым бывает гораздо легче доехать до джунглей, чем дойти до библиотеки. А откровения – они вообще где угодно настичь могут. Вот Ледлофф и настигло – у индейцев. Страшно подумать, что бы мы читали, очутись она в какой-нибудь рязанской деревне…

Для кого

Если для вас наиболее убедительный аргумент того, что манеж тормозит детское развитие, - то, что он не подошел ребенку в джунглях; если духовному росту и самореализации вы предпочитаете ходить по три раза в день за водой; или если вы просто не наигрались в индейцев в детстве – прочтите эту книгу.

Особенности национальной педиатрии: Е.О. Комаровский «Здоровье ребенка и здравый смысл его родственников».

О чем

Книга, написанная обычным украинским педиатром, адресована родителям постсоветского пространства. Автор хорошо знаком как с особенностями родного здравоохранения, так и с традициями наших бабушек, не говоря уже про типичные бытовые и климатические условия большинства читателей. Поэтому он ратует за регулярные проветривания квартиры, выгуливание младенца на балконе и купание в большой ванне; призывает побольше думать и отговаривает от ссор с участковым врачом.

Как написано

Комаровский пишет весело, хотя его юмор нравится не всем, и логично, хотя справедливость его выводов далеко не всегда однозначна. Он подтрунивает над многими традиционными взглядами родителей на выращивание детей, в то же время, отстаивая многие привычные взгляды на это отечественной педиатрии. Первая половина книги посвящена уходу за маленьким ребенком и его образу жизни – от рождения до детского сада, вторая – наиболее распространенным болезням. Автор отдает себе отчет в том, что ребенком может заниматься не только мать, поэтому отдельно обращается также к папе и бабушке.

Эксперты

Мать-природа, здравый смысл и толковый словарь – вот основные авторитеты, на которые ссылается Комаровский.

Впечатления

Главные отличия этой книги от большинства остальных – наличие юмора и вера автора в то, что родители могут размышлять. Такое отношение читателям, в общем, льстит, но после того, как они обнаружат в нескольких модных книгах прямо противоположные советы, выслушают от бабушек, что те все делали совсем иначе, и получат от своего педиатра абсолютно другие рекомендации (о консультантах по грудному вскармливанию вообще промолчим) – желание думать может пропасть.

При этом, скорее всего, после этой книги вы станете обращать внимание на то, сколько младенцев парятся в шерстяных шапках, варежках и зимних комбинезонах, когда на улице яркое весеннее солнышко и +12. Как оставаться спокойной при этом зрелище и цензурно объяснять прохожим (не говоря уже о родственниках), что вашему ребенку в такую погоду может быть вполне тепло без головного убора и в ветровке, Комаровский, к сожалению, не уточняет – а жаль.

Для кого

Я бы предложила почитать Комаровского в первую очередь бабушкам – возможно, это позволит слегка сэкономить на валокордине, особенно, если вы решите применить некоторые рекомендации автора.

Ловкость рук – и никакого мошенничества: Ж.В. Цареградская «Ребенок от зачатия до года».

О чем

Очень обстоятельная книга, из которой можно узнать о помесячном развитии малыша как в утробе, так и вне ее (до года), физиологии родов, их влиянии на психику и всю дальнейшую жизнь человека; а также о том, как растить младенца первые 12 месяцев. Отдельная большая глава посвящена грудному вскармливанию, его важности, незаменимости, налаживанию и возможным проблемам.

Вряд ли вы встретите где-нибудь еще информацию о том, что плод внутри матки воспринимает себя как овоид (а не шар, как вам, возможно, казалось), что с ребенком до 30-40 дней не стоит гулять, что для правильного формирования материнского поведения необходимо «поклонение некоей большой матери», а грудничковое плавание – зло, такое же как водные роды и динамическая гимнастика.

Как написано

Почти вся книга написана от третьего лица, с большим количеством научных терминов и красивых умных слов, как бы нейтрально и даже вроде бы с обоснованием тех или иных положений. Хотя приводимые примеры часто не очень-то доказывают исходные утверждения, а выводы далеко не всегда следуют из предыдущего текста. К последним трем главам автор, кажется, сама от всего этого устает, и начинает писать понятными словами и эмоционально, уже почти не затрудняя себя и читателя доказательствами.

Очень чувствуется, что Цареградская – не врач и не психолог (хотя зачем-то себя им именует), а именно педагог (как и написано о ней в предисловии). Мне показалось, что она готова поставить пятерку только тем, кто последует предлагаемому подходу. При этом, похоже, не допускается не только отклонений от него, но даже мысли о возможной компенсации и исправлении каких-то неблагоприятных аспектов жизни/развития младенца.

Эксперты

Цареградская приводит много доказательств своей правоты. Это и различные исследования, и заверения вроде «сегодня точно известно, что…», и слова разных профессоров и академиков, не говоря уже про рекомендации ВОЗ. Правда, это все равно не объяснило мне причину большого количества неточностей в приводимой информации, а также категоричности взглядов Цареградской на заведомо неоднозначные вопросы (например, опасности/безвредности УЗИ).

Что касается психологии – судя по книге, для автора есть два бесспорных авторитета: Гроф и Винникотт. Причем с последним она находится в мистической связи и дает ссылки на его книгу 1998 года, хотя для всего мира он умер в 1971. Похоже, больше психологов, заслуживающих внимания, она не встретила. Жаль; их, в общем, немало.

По вопросам развития ребенка первого года жизни, Цареградская сама признается, что игнорирует весь накопленный наукой материал и опирается исключительно на наблюдения матерей за 159 младенцами, шестеро из которых – ее собственные. В общем, автор сама себе главный психолог, врач, ученый и большая мать.

Впечатления

По моему впечатлению, эту книгу не стоит читать медикам, психологам и занудам. К сожалению, я отношусь к двум последним категориям, и это помешало увидеть то хорошее и ценное, что наверняка спряталось где-то между предисловием и списком литературы.

При этом ближе к концу книги автор стала вызывать у меня гораздо больше симпатии, чем в первых частях. В главах, посвященных беременности, родам и психологии новорожденного не оставляло ощущение, что передо мной наперсточник: «кручу, верчу, запутать хочу». Дойдя до грудного вскармливания и ухода за младенцами, Цареградская, наконец, пишет то, что сама думает, все больше опираясь на личный опыт и практику и не прячась за умными словами и сомнительными авторитетами. Правда, проникнуться ее идеями мне это не помогло. Возможно, прочувствовать справедливость всего написанного помешало мое пока еще зеленое материнство – по мнению Цареградской, зрелым оно станет только с рождением 4-го ребенка. Что ж, ей виднее, у нее шестеро. Хотя, кто знает, будь их 11, может, оказалось бы, что с 9-ым все только начинается…

Для кого

Книга заявлена как учебное пособие. Наверное, она действительно пригодится для проведения контрольных работ со студентами медицинских и психологических специальностей; кто найдет больше всего фактических ошибок, ляпов, неточностей, некорректностей и передергиваний, получит наивысший балл.

Врага надо знать в лицо: Бенджамин Спок «Ребенок и уход за ним»

О чем

О самых разных аспектах жизни ребенка – от кормления младенца до игр и страхов 2-3-летнего. То, чем вас, возможно, пугали (давать грудничкам рыдать по 20-30 минут в одиночестве, чтоб не избаловать) занимает всего пару страниц.

Как написано

Книга состоит из небольших пронумерованных главок, причем автор иногда отсылает к тем или иным пунктам – так что ориентироваться довольно удобно. Написана очень простым и понятным языком, в ней почти нет медицинских терминов. Иногда Спок даже дает конкретные реплики, которыми предлагает реагировать на замечания окружающих.

Иногда он приводит устаревшие для своего времени взгляды, от которых сегодня становится совсем жутко, и апеллирует к новым исследованиям (например, что в молозиве могут быть некие важные для иммунитета вещества), очень осторожно делится своими предположениями.

Эксперты

Конечно, Спок в первую очередь опирается на свое мнение врача-педиатра, иногда приводя в качестве аргументов реплики мам. Изредка звучат слухи («говорят, что…») и исследования (чаще анонимные). Но главными экспертами он считает самих родителей и их педиатра – а к своим советам предлагает прислушиваться лишь постольку постольку, проверяя их собственными взглядами и ребенком. А уж использовать – только в случае, если рядом не оказалось врача, который даст рекомендацию, исходя из данной ситуации применительно к конкретному ребенку.

Впечатления

Три года назад я не смогла читать эту книгу – сломалась на пиве (его рекомендуется пить кормящей матери для расслабления и утоления жажды) и одеяле (им предлагается занавешивать окно, если долгий крик ребенка слишком беспокоит соседей). После некоторого периода довольно оголтелого материнства в соответствии с последними модными веяниями, я совершенно по-другому стала воспринимать все написанное, особенно самую первую главу: «Родители – тоже люди».

Конечно, сегодня дико читать, что младенцу с двух месяцев нужно давать апельсиновый сок, а если вдруг не пойдет – заменить томатным. Но все-таки главная мысль Спока, как мне показалось, в том, что любую благую идею можно довести до абсурда. И если для одного недопустимо идти на детский плач дольше 10 секунд, то для другого таким же невозможным может оказаться вообще на него идти. Автор вполне допускает и то, и другое – лишь бы это не становилось жертвой родителей на алтарь идеального детства и не делало их великомученниками. Потому что главное, что нужно ребенку, по мнению доктора Спока – жизнерадостная мать.

Для кого

Для любителей истории и для тех, кого растили по Споку. Если вы будете знать первоисточник, с бабушками станет общаться проще – как минимум лучше поймете их подход. Заодно подготовитесь к внукам – вполне вероятно, что лет через 20 маятник норм качнется в обратную сторону.

Есть ли жизнь на Марсе? Ингрид Бауэр «Жизнь без подгузников!»

О чем

О «Методе естественной гигиены младенцев» - высаживании детей с рождения и максимальном отказе от любых подгузников.

Как написано

Книга состоит из трех частей: теории, практики и ответов на вопросы. Автор изначально признается в собственной субъективности и не выдает себя ни за кого, кроме как за увлеченного сторонника всего естественного, включая материнство. Главным образом упирает на то, что просто предоставляет современным родителям выбор, подробно рассказывая о том, что больше нигде не рекламируется.

Эксперты

Бауэр очень много апеллирует к опыту современных матерей как из «индустриальных» стран, так и из «традиционных культур». Прослеживая историю вопроса, опирается на самые разные источники – от медицинских журналов до этнографических исследований. В книге обширный список литературы, в котором можно даже встретить российских Никитиных и анатомический атлас-раскраску для студентов-медиков.

Но все же главные эксперты для автора: ребенок и интуиция. Малыш может подавать сигналы, а мама сама интуитивно чувствовать, когда ему пора «по делам».

Впечатления

С самого начала меня очень подкупило отсутствие категоричности и претензий на безусловность даваемых рекомендаций. Бауэр предлагает компромиссы, не дает пугающих пророчеств несогласным с ее методом, главу о практике начинает: «Итак, вы решили попробовать…».

При этом ближе к концу все-таки появилось ощущение, что меня как-то незаметно зомбировали: от проговаривания моих сомнений и признания справедливости страхов; через массу позитивных примеров (вот те, кто тоже боялись, но получили-таки большое материнское счастье, хотя, конечно, не сразу) и советы, как всего лишь попробовать; щедрые обещания несказанного блаженства от взаимопонимания со своим ребенком… К тому, что на 241 странице я уже, оказывается, рассказываю о Методе друзьям и знакомым – потому что откуда ж им еще о нем узнать, как не от меня?

Для кого

Для тех, кому хочется назад к природе. Для тех, кто готов поверить, что единственная альтернатива ношению памперсов до 3-5 лет – не носить их вовсе. Для тех, кому кормление по требованию, совместный сон и ношение в слинге кажутся недостаточными усилиями для создания прочного доверия и взаимопонимания между ребенком и мамой.

blog comments powered by Disqus