Проба пера. Мои отцы 1

  Sat, 26 Apr 2008 09:53

Поняла, что рвать тексты очень не хочу. Так что в целях сохранения лент у жж-читателей, просто убираю весь текст под “кат”.

Кстати, сегодня день рождения у одного из этих семи.

1) Папа. Папа дал мне отчество и фамилию в повторное свидетельство о рождении. Мама рассказывала, что очередь на оформление усыновления была больше, поэтому он как бы установил отцовство. Я до сих пор не решаюсь признаться ему, что уже давно знаю об этом.

На Папу пришлась вся гамма моих положенных дочерних чувств в период «эдипа», точнее, «электры». Поэтому мой муж во многом похож на него.

Папа всегда дарил книги — мне, а теперь моим детям. С папой разговоры сплошь о кино или фотографии. Папа при мне редко бывает трезвым.

2) Отец. Он дал мне жизнь и толпу единородных братьев-сестер. Это от него у меня ямочка на подбородке и, вообще, овал лица, занудство и подытоживающее «вооот» с детства, хотя мы познакомились только в мои семнадцать.

(…)

3) Первый отчим. Мне было лет пять, когда он уговорил меня спрыгнуть в песок с какой-то невысокой ерундовины на пляже. Я провела на этой «вышке» какое-то невероятное количество времени (ни точной продолжительности испытания, ни реальной высоты ерундовины не знаю — тогда все казалось просто гигантским), но в итоге решилась.

Спустя двадцать лет он же стал моим первым Редактором — и помог мне решиться на прыжок в журналистику. Когда он рядом, я знаю, что будет смешно, умно и мягкое приземление после любого прыжка.

4) Второй отчим. У нас была не такая уж большая разница в возрасте — чем дальше, тем больше мы будем казаться почти ровесниками. Он пришелся на мое отрочество и юность и учил тому, что полагается знать столичной барышне — бильярду, вождению автомобиля, текиле-бум.

С ним я научилась, что к одному и тому же человеку можно испытывать практически полную палитру эмоций от крайней злости до «мы его любим не только за это».

5) Крестный. Вообще-то, он появился в моей жизни между вторым и первым отцами; встречал из роддома. В мои семь уехал из страны и за последние лет десять проявлялся раза четыре. При этом всегда задавая вопросы в самую середину моих переживаний.

С ним я чувствую себя как трехлетняя девочка, когда совершенно незнакомый мамин друг обращается к ней панибратски, как к родной. Вроде, и хочется, чтоб вправду оказался родной, но ведь незнакомый…

6) Свекр. «Отец в законе» оказался, действительно, еще одним папой. Теплым, принимающим, надежным.

Живя рядом и глядя на него, я просто училась тому, какими бывают главы семейств 25-летней выдержки. Как они смотрят, как улавливают телепатемы от ближайших родственников, как заботятся и принимают заботу. Училась и привыкала — чтобы потом стараться повторить в своей семье.

7) Дидя. Но главный папа моей жизни — Дед. Он делал мои самые первые фотографии, он же вел меня «под венец». Он научил меня читать; не буквам — книгам. Он рассказывал мне обо всем на свете, от истории «Титаника» до того, что такое гомосексуальность. Когда начались мои первые в жизни месячные, мама позвонила ему — и он объяснил мне, что происходит.

Ему я со школы посвящала и дарила все свое творчество — от первых рисованных книжечек до текстов своего сайта. Не помню, почему, но однажды в детской игре я написала на него характеристику: «Слишком осторожный. В путь не брать». Осторожность у меня — от него. И в пути мы навсегда вместе.

blog comments powered by Disqus