Записки начинающего садовода

  Mon, 01 Sep 2008 22:04

Отличительная особенность любой уважающей себя Мэри Поппинс — не только исчезать в самый неподходящий момент, но и появляться потом совершенно внезапно, причем именно тогда, когда по-другому, ну, абсолютно никак. Вот и наша прекрасная V — уехала только на неделю, после чего благополучно вернулась и доработала, как и изначально обещала, до конца лета.

Я раздумывала над поисками следующей, но поняла, что все-таки хочу занять Тусю какой-нибудь социализацией. Увы, в нашем районе совершенно нет частных садов (или они так хорошо мимикрируют, что ничем не выделяются из окружающей среды). Зато я вспомнила про вывеску «Монтессори» рядом со школой подготовки к родам, куда мы ходили с Тусей в пузе. В начале августа вывеска отозвалась человеческим голосом, мы туда съездили и теперь пытаемся за это заплатить. Увы, три раза в неделю по три часа стоят 16900 в месяц, плюс еще разовый установочный взнос 6000. 20 часов няни в неделю выливались в 16 тысяч ежемесячно. А тут всего девять — и вот за сколько. Зато коллектив и самостоятельность. В общем, я чуть-чуть попереживала и решилась. Спасибо Мишке, который это поддержал.

Я никаким местом не фанат Монтессори. И понимаю, что если совсем не сложится, то ничего суперкритичного за год сидения со специально приставленным к Тусе-Сане взрослым не случится. Скорее всего. Но няню в течение года еще можно будет попробовать найти, а с садами-занятиями все надо было делать в августе, причем как можно раньше. Так что 13-го числа (у нашей семьи вообще к этому числу слабость) мы сделали это. Записали Тусю в «сад».

То ли в связи с этим, то ли еще почему-то, Туся сразу заметно повзрослела. Со снисходительной улыбкой сообщает окружающим какие-то глубокомысленности. Или, наоборот, отшивает родителей и всех прочих резким: «Я сама решаю!» Вот, например, на днях не дала Мишке сосчитать количество ложек сахара в своей 50-граммовой баночке творожка (он уже сбился и решил, что там давно сладко): «Еще не сладко! Забей!!!»

Стоило мне удариться в писание, как оказалось, что старшая девочка тоже этим заразилась: она совершенно не читает, зато активно пишет. Мало того, что вдаряет по клавиатуре, если у меня открыта аська, или просит: «Я хочу пописАть!» - требуя открыть ей текстовый редактор, так она еще сама освоила написание буквы Ё. То есть вот подошел человек к стене и написал: «П М Ё». Мы этому не учили. Это она сама, честное слово. Говорю же: чукча не читатель — чукча писатель.

А еще мы теперь с ней поем дуэтом «Ой, цветет калина в поле у ручья»: я пою весь текст, а Туся вставляет жизнерадостное «Ох!» после каждой строчки.

Саня тоже поет. Ну, ладно, подпевает. Особенно, если Туся танцует. В общем, бэк-вокал и подтанцовка уже есть. Приглашаем солистов.

Иногда Санюша тоже приплясывает. Но наиболее уморительно она ходит — так, как будто под ней палуба, а вокруг шторм. Девушку внезапно ведет вправо, невероятным вскидыванием рук кое-как ей удается в последний момент удержать равновесие, но тут пол резко кренится влево и все заново.

Еще она научилась нюхать, утащила подаренные мне духи и сует в нос поочередно себе и всем, кто подворачивается под руку.

На днях вдруг стала стаскивать трусы и садиться на корточки. Когда ее совместили с горшком, пописала. Я была шокирована. Девочка пожалела, видимо, мамину хрупкую нервную систему и больше этого не делала.

Я в очередной раз не успела за развитием детей: мне казалось, что до этапа растаскивания дочерьми материнского гардероба еще лет десять. Ан нет, он уже начался. Туся берет мои вещи, Саня — тусины, и в кофтах с подвернутыми в два раза рукавами и штанами, закрученными до середины длины, обе дико довольные вертятся у зеркала. Иногда, правда, наблюдается обратная картина — Туся надевает Санины вещи или свои совсем давние и не желает снимать. Мне остается только заниматься аутотренингом на прогулках: «Я не замечаю взгляды окружающих на Саню в куртке на N размеров больше… и на Тусю в прошлогодних босоножках с торчащими пятками…»

Ах да, чуть не забыла написать про «Ну, как же сад?», чтобы, как водится, не повторять всем много раз в аськах. Туся просила передать, что «Сад? Отлично!» - а на дальнейшие вопросы отвечает стандартным: «Не могу сказать» с вариацией «Не помню». Периодически ее прорывает чем-нибудь вроде «А знаешь, как с водой играть? Там такое ситечко и рыбки плавают, и надо их ситечком ловить!» или «Там была одна только девочка, Полина, и двах Мишах!» Меня застало абсолютно врасплох: «Эспайдьжа! Ван-ту-фри — это значит «паук»!» - как оказалось, у них там был незапланированный английский в числе прочего.

Я несколько опасалась того, что у Монтессори, в общем, предполагается самостоятельная работа и вообще самообслуживание. Туся уже озвучила, что в саду «очень трудно, там все самим надо… посуду мыть…» (это сполоснуть чашку после чаепития). Но зато она очень хочет туда еще. Для меня это главный аргумент за то, чтобы с ближайшей зарплаты доплатить оставшиеся три четверти суммы и продолжать таскаться туда с сонной Санюхой к часу дня по понедельникам-средам-пятницам.

blog comments powered by Disqus