Родительская власть. Монолог от лица ровесников 5

  Tue, 18 Nov 2008 00:19

Это тоже “сочинение на заданную тему”, которая изначально была такой: “Родительская власть и конфронтация с детьми, кому и зачем это нужно”. Получилось немножко про другое.

Говорить от чьего-то лица, кроме собственного, конечно, некорректно. Но я действительно верю, что на просторах нашей родины наверняка найдется еще хотя бы один такой родитель. А значит, я могу писать “мы”.

Мы — дети Олимпиады и Перестройки. Впитали любовь к свободе с падением Берлинской стены. Жажду самоопределения — с Карабахом и Приднестровьем. Ненависть к нищете — с талонами на сахар. Страсть к демократии — с обстрелом Белого дома. Феминизм — с передачей «Я сама!». Мы — поколение Пепси.

Те из нас, кто застал пионерию, навсегда получили отвращение к стадности и одинаковости. У некоторых из нас два высших образования — первое, полученное по инерции (или по блату), второе — по тому, чего хотелось (или потребовалось для работы, что, в общем, то же самое). Теперь мы стали родителями.

Мы рожаем вместе с супругами и на равных меняем памперсы по ночам. Мы покупаем Барби двухлеткам. Мы оголтело занимаемся самым ранним из всех развитий, начиная с утробы. Мы не отдаем наших крошек в обезличивающие государственные сады.

Мы читаем книжки по педагогике для всех о том, как общаться с ребенком и периодически подсматриваем, так ли мы продолжаем это делать. Наши дети — сплошь нестандартные. Мы признаем, что они сводят с ума, и даже почти соглашаемся считать себя при этом неидеальными родителями. Мы мечтаем вырастить их счастливыми…

Мы уважаем наших детей, пытаемся разумными доводами доказать плюсы и минусы тех или иных поступков, прогнозировать и анализировать последствия их действий, дискутировать о переживаниях и помогать в рефлексии чувств. Мы так стараемся быть с ними на равных. А они — дети.

Мы, несмотря на свои «под тридцать» так хорошо помним ненавистные ограничения мам, пап, бабушек, училок, безденежья, беззакония, бесперспективности… Мы так не хотим быть похожими на их косность, зашоренность, формализм и унылость. И поэтому мы так восторженно протягиваем своим детям свободу, — а они хотят границ. Мы преподносим им выбор, - а они ждут сильную руку. Мы апеллируем к их разуму, - но его почти нет; к чувствам — но они смешаны в неразличимый ком; к совести — но о ней еще даже нечего мечтать… Мы плачем, орем от бессилия, потому что они, такие любимые, вынуждают наказывать (а память шепчет про ввод танков в Вильнюс в 91-ом…) и лишать выбора (…голосование за Ельцина в 96-ом…). Потому что наши сердца привыкли требовать перемен, а их — стабильности и предсказуемости…

…Они для нас — наше совковое детство. От которого, оказывается, никогда не убежать…

blog comments powered by Disqus