Книжка. Героини. 15

  Sun, 04 Jan 2009 12:18

Продолжаю выкладывать кусочки своей “Песочницы”. Когда мне нужно было в двух словах объяснить, что же за книжку я пишу, говорила: “Как “Секс в большом городе”, только про мамаш и материнство”. Дальнейшее - под катом.

Марина

23-летняя неработающая логопед, от лица которой ведется рассказ. Мама дочки, к концу повести ждет второго ребенка. Эмоциональная и непосредственная.

«Поначалу я отмахивалась от заверений девчонок, что от долгого сидения в четырех стенах съедет крыша, но со временем все больше признавала их справедливость. После того опыта с няней я решила отложить этот вопрос до выхода из декрета, бабушки все еще работали; так что Нюська, по-прежнему, 24 часа в сутки (ну, ладно, минус сны и прогулки) наблюдала исключительно меня, иногда разбавленную папой.

Сама Нюся, в общем, даже почти не жаловалась. Зато жаловалась я, например, телефонной трубке: -Мама, ну, когда же это кончится? Эти памперсы, ночные кормежки, танк мой ненавистный, с которым никуда дальше площадки не выбраться…

-Ну, знаешь… Думаешь, когда Нюся будет приходить с пивным запахом или спрашивать: «Почему он меня бросил?» - станет сильно проще?

-Но тогда мне уже не будет хотеться в гости, в кино, кофейню и клуб одновременно!

-С чего это ты взяла? А потом – туда будет хотеться ей, и не уверена, что тебя это будет радовать.

-Мам, ну, я же не говорю, что всегда будет легко. Но сейчас-то мне тоже непросто! Ощущение, что просто жизнь прошла мимо и в 23 года юность кончилась, сразу, без зрелости, превратившись в старость!

-Ну, насчет старости ты все-таки загнула…

-Ладно, погорячилась. Но это же все равно не жизнь! Почему молодая активная женщина должна работать дойной коровой и бесплатным приложением к стиральной машине?! - выла я в моменты отчаяния. - Вот ты, как ты не свихнулась со мной?

-Да мне некогда было… Сначала училась, потом работала. Тот год, что дома с тобой просидела, много читала, занималась диссертацией и часто встречалась с друзьями, как-то тогда было принято ходить в гости… А чем твои подруги занимаются? - мама справедливо считала, что в наступившем XXI веке я не первая и не единственная оказалась в такой ситуации.

Я вспомнила одноклассниц и одногруппниц:

-Работают все, как проклятые, до поздней ночи, включая выходные… и детей рожать планируют не раньше тридцати. Карьеры у них, кредиты, получают второе высшее, МВА… Так что приехать ко мне могут раз в сто лет – и то чаще всего оказывается, что говорить не о чем…»

Наташа

Соседка Марины по подъезду, физик, работающая с частичной занятостью мама мальчика. Зануда и перфекционистка.

«…Довольно быстро выяснилось, что Наташа – образцовая мама. То есть сама она об этом не заявляла (хотя, кажется, догадывалась), но это было слишком трудно скрыть. Она пользовалась памперсами только на прогулках и ночью – в остальное время Юраша был в марлевых подгузниках («ты же знаешь, что педиатры еще не пришли к единому мнению о влиянии одноразовых подгузников на мужскую репродуктивную систему»). Она даже с рождения пыталась его высаживать на горшок – правда, пока безрезультатно, но уже с некоторыми надеждами.

Физик по образованию, уже с трех юрашиных месяцев раз в неделю она читала где-то лекции по биохимии, но на полный рабочий день выходить не спешила: «Ребенку до трех лет крайне важен контакт с матерью» - да и где сейчас найдешь нормальную недорогую няню на неполную занятость, закончила я про себя. Наташа знала точку зрения современной науки абсолютно на все, а то, что было связано с детьми, изучалось ею с особой тщательностью по любым возможным источникам. Она читала все книги, модные у современных мамаш («Но Спока тоже пролистала – с бабушками ведь надо дискутировать аргументировано»); по любым спорным вопросам консультировалась минимум у трех специалистов; вечерами сидела в интернете, и если ночью находила там что-то очень интересное, читала это потом в наладоннике по дороге на работу. В общем, она была ходячим яндексом и по любому вопросу могла ответить, что надо делать или, в крайнем случае, где об этом прочесть. Правда, книги и статьи далеко не всегда уточняли, как быть, если следовать их рекомендациям не получается, и как остаться живым человеком и случайно не превратиться вместо идеальной матери в ее мумию. Но Наташу это не смущало, особенно, после нашего знакомства.»

Юля

Работающая дома логистик, мама двоих детей — дочери-первоклассницы и младенца-сына. Энергичная и демонстративная.

«…С Юлькой, я, в общем, тоже не собиралась знакомиться. Зашла с коляской в обувной посмотреть себе что-нибудь на осень попрактичнее и увидела маму, которая с младенцем в кенгурушке мерила вечерние туфли на шпильке. Это зрелище настолько завораживало, что я совершенно неприлично уставилась на его участников. А когда спохватилась и предложила подержать ребенка, Юлька уже надевала обратно кроссовки, давала ребенку выпавшую соску, просила продавщицу упаковать именно эту пару и доставала кошелек – одновременно. Из магазина мы пошли вместе, за нами оттуда вышла девочка лет восьми – как оказалось, Юлькина старшая.

Мы быстро разговорились. С Юлькой вообще все получалось быстро. Одна моя одногруппница называла таких людей электровениками. Еще возле обувного мы выяснили, что живем в соседних домах, и договорились завтра же вместе погулять, пока Катерина будет в школе. Потом минут за пять Юлька рассказала мне половину своей жизни, постоянно цитируя какие-то анекдоты, половина из которых была «не для детских ушей», поэтому приводилась с сильными купюрами. Я подозревала, что Катя уже давно их выучила наизусть, так что в шифровании смысла нет, но не стала этим делиться. Юлька вообще, как мне показалось, не очень нуждалась в собеседниках. Ей были необходимы зрители, и желательно, как можно более восторженные.

В общем, к тому моменту, когда мы дошли до ее дома, я уже знала, что они пять лет назад переехали в Москву из Ярославля, ее мама – известный в городе гинеколог («Пол-Ярославля - «ее» дети!»), муж – фотограф в какой-то газете, а у нее свое небольшое дело, как-то связанное с логистикой. Она даже успела мне объяснить, что это означает, но, еще не привыкнув к такому количеству информации за единицу времени, я тут же это забыла…»

Алина

Домохозяйка, мама двоих детей с трехлетней разницей. Вечно недовольная и ноющая.

«Первый раз мы с ней встретились в поликлинике.

Вид моей барышни с месячного возраста смущал окружающих – что на улице, что в помещении, особенно, детской поликлинике. (…) младенец, спокойно улыбающийся в тонком бодике, особенно, по контрасту со мной, зябнущей в двух кофтах, вызывал у сидящих в очереди мамочек (и у самого врача) сильное недоумение.

Алина тоже была в двух кофтах. Ее ребенок был – навскидку – в четырех и меховых пинетках поверх комбинезончика. Малышу, точнее, малышке, судя по розовой шерстяной шапочке, на вид было месяца два, она еще не привыкла во всем полагаться на одежду и не вырабатывать собственного тепла вообще. Так что девочка жалобно ныла, а мама так же жалобно на нее смотрела, видимо, размышляя, не сбегать ли в гардероб за уличным конвертом.»

blog comments powered by Disqus