Яблочки на Ёлке

  Wed, 23 Dec 2009 10:36

  • Мама, разве уже Новый год? - спросила меня Туся позавчера утром, когда я будила ее собираться на Ёлку в их Развивающий Центр. Мне пришлось честно ответить, что Новый год еще через 11 дней (“Это меньше недели?” - “Нет, больше. Целая и еще половина”). Ответить на вопрос “А почему же тогда Ёлки - сегодня?” я затруднилась. […]

Предполагалось, что Санина Ёлка - в 11, Тусина - в два. Поэтому Мишка с Туськой выгрузили нас с Саней у Центра, а сами поехали дальше по своим делам. Планировалось, что мы как раз успеем заехать потом домой, где я зашью туськин костюм Феи Весны - костюмы у нас жили уже около двух месяцев, девочки нередко в них наряжались, так что Туськино платье успело разойтись по одному из передних швов.

Ёлки у девочек были принципиально у каждой своя - об этом нас заранее предупреждали, и побывав на них, я поняла, почему. У Саньки Снегурочка вела всю дорогу одна (ей вообще в тот день досталось - не знаю, как на третьем, но первые два праздника она держалась отлично), все остальные персонажи были игрушками; для двухлеток - отлично. Она и кукольный спектакль им маленький показала (в конце детям надо было “снежками”-помпонами закидать волка), и в сугроб их спрятала (белая легкая ткань, которую за четыре конца взрослые поднимали - и опускали на детей куполом), и подарок Деду Морозу с ними приготовила (распечатанную заранее цветную елочку разукрасить “гирляндами”) и еще кучу всего успела. Дед Мороз был наручной куклой, который выдал всем подарки и отпустил с миром. (У Туськи было, конечно, больше заданий - и посложнее, например, теми же “снежками” дети перекидывались через сложенную пополам ткань “сугроба”; никаких спектаклей уже, зато пришел живой Дед Мороз - здоровенный дядька в полном обмундировании, включая валенки).

На санькиной Ёлке было только две барышни (Саня - Фея Весны и еще одна девочка с огромными розовыми крыльями, которая постоянно вжималась в маму, иногда всхлипывая), из кавалеров один нарядился Медвежонком, остальные - в костюмы. То есть брючки, белые рубашечки, жилетки. У одного была даже бабочка. Пытались надеть еще на одного, шипя: “Видишь, все мальчики в бабочках!” - но он настоял на том, что и так красивый. У многих детей пришли оба родителя; мамы так или иначе нарядились; почти у всех взрослых были фотоаппараты. (На туськиной, наоборот, было только двое юношей (и оба - пираты), остальные - девушки: либо в маскарадных костюмах, либо “Золушки” в вечерних платьях. Пап было меньше, многие родители были в повседневном (некоторые даже в горнолыжных штанах), у многих в руках - зеркалки с крутыми объективами, отдельными вспышками и прочим, - похоже, что к пяти годам отпрысков родители тоже кое в чем подрастают).

Детям заранее выдавались бэйджи, так что Снегурочка всех называла по именам (если честно, я даже позавидовала ее зрению), малышовый праздник прошел бодренько, все остались довольны. Выходим мы в предбанник с Санюшей - на столе уже приготовлены бэйджики для следующей Ёлки (в 12.30). И тут я понимаю, что двух “Тусь” в одном Центре быть не может. Как же, говорю, вроде же я вчера вечером обсуждала, что Туся - на два? Нет же, отвечают мне, группа, с которой она занимается, вся идет в 12.30. У вас минут пятнадцать, успеете за костюмом! - Мишка в это время еще только ехал в сторону нас с Санькой.

В итоге платье, действительно, подоспело, с незначительным опозданием. Так что Туся познакомилась со Снегурочкой в одном наряде, а потом всю Ёлку была в другом. Ну да, разорванном по шву и второпях не совсем верно надетом. Но, по-моему, кроме меня это мало кому было заметно. Зато сама Туся была заметна - и еще как. Она постоянно вступала в диалог со Снегурочкой, которая всего лишь формально задавала какие-то вопросы перед следующим заданием. “Вы ведь из снега, вам зимой нехолодно!” - утверждала моя дочь, и ведущей приходилось соглашаться. “А у меня еще сестра есть! Она тоже Фея Весны, она мне помогает!” - непринужденно продолжала Туся, пытаясь объяснить Снегурочке, что девочка в зеленом платьице, которая первая откликалась на любые предложения на прошедшей Ёлке, - ее Саня. “Да-да, сестры, конечно, всегда должны друг другу помогать,” - пыталась отбояриться Снегурочка и дать, наконец, следующее задание всем остальным, не таким болтливым, детям. Туся ненадолго замолкала, но в следующую же паузу вступала снова.

Глядя на это, я поняла, почему меня били в детском саду матрешкой по голове (кажется, еще руками по губам - но это я совсем смутно помню), когда говорила старшим детям, что я уже знаю тот стих, который они пытались рассказать. И почему я так раздражала некоторых своих одногруппников в институте, проявляя инициативу во всем и везде, и вступая в диалог с преподом посреди лекции (хм, получается, только в школе я вела себя прилично). Все-таки дети иногда, действительно, нас повторяют. Яблочки мои. Лезут первыми, даже не понимая, куда… Беседуют со взрослыми о жизни, не обращая внимания на однокашников…

В общем, Ёлки удались.

P.S.: Кто-то сказал “Фотки?” Так я без ничего была. Я ведь держала ткань “сугроба” на обоих праздниках. Яблоня же, в конце концов.

blog comments powered by Disqus