Первомарт

  Mon, 01 Mar 2010 18:45

Даа, давно у нас девочки так не болели - по полной программе. Кхе-кхе пару дней - и уже фаринготрахеит, больные глазки, каприз на капризе. […]

Заболели в день премьеры - Туся должна была играть в музыкальном спектакле, который они на занятиях готовили с октября. Утром того дня выяснилось, что еще трое актеров слегли. Искусство - дело опасное…

Я развлекала больную Тусю чтением ня.ру за прошлые годы - с младенчества и лет до трех. Она изредка смеялась (над “Какая выняааа!” больше всего), чаще просто внимательно слушала. Хотя мне кажется, мало что ей было понятно, несколько дней с самого утра Туська начинала клянчить: “Маам, а почитай еще про меня маленькую!” Почитали, заодно выучили, кто такая Муза - хоть чем-то мамский блог пригодился.

Родительским развлечением было впихивать в девочек все положенные капли и микстуры. На предложение полечиться, Туся страшно вытаращивала глаза и выпячивала нижнюю челюсть (почему-то еще больше становясь похожа на Мишку - ну, по крайней мере, если и его попросить сделать то же). Удивительно, оказывается нынешнее Лекарство - то же, что и три года назад (перечитав собственный блог за несколько лет, я и сама узнала много нового), но тогда оно ей безумно нравилось. Но в этот раз ни Туся, ни Саня совсем не горели желанием его пить.

Вообще, если, как в гоголевской “Женитьбе”, из двух моих девочек сложить одного ребенка, получится идеальный пациент: одна безропотно поглощает “обильное питье”, вторая покорно принимает лекарства (лишь однажды ночью Туська отказывалась от закапывания сосудосуживающего, сквозь сон раздраженно утверждая: “Мама, ты что, не понимаешь? Это уже неважно!”). Но если в Саню в крайнем случае можно быстро влить столовую ложку микстуры, несмотря на сопротивление, то с Тусей и большими объемами жидкостей это не проходит никак. Как-то вечером Мишка в сердцах воскликнул: “Сейчас задушу!” после чего долго оправдывался перед испуганной Саней, что это он так пошутил, а на самом деле душить никого не собирается. Точно. Вот сегодня уж стопудово не будет никого душить. Да не будет, не будет он душить их, правда же! Судя по тому, что звучало это довольно долго, Саня сомневалась.

А когда нам оставалось 12 часов до решения, давать ли детям антибиотики (надо было, чтоб температуры наутро не было, а у Туси поднялась вечером 38) и Туська отказывалась пить чай с малиной, Мишка настолько убедительно гневался, что дети весь следующий день лечились, как шелковые, пили что угодно в любых количествах, пока он сам сосал леденцы от осипшего голоса. Что думали соседи, если они слышали его крики: “НАДО ПИТЬ, ПОНИМАЕШЬ ТЫ?!” - не знаю. (Туся в тот вечер сидела ужасно надутая, сквозь зубы выговаривая в мой адрес: “Надо тебе глаза отращивать, чтобы понимала меня лучше!”)

Как-то мы все уже отвыкли от таких болезней - с девочками-“тряпочками”, боями по поводу половины закапываний/заглатываний, скучанием дома, небыстрым выздоровлением. Температуру одолели, вроде, кашель уменьшился - теперь очередь носов и ушей. Похоже, капризы вообще пройдут в последнюю очередь. Из-за болезни девочки плохо спят ночами и мало едят (а с голодухи они вообще маловменяемы), Санька почти разучилась разговаривать - канючит, ноет, вопит, покрикивает и просится на ручки, а Туська из-за плохого самочувствия дерется с Санькой (если силы вдруг появляются) и предъявляет нам претензии в непонимании (даже если сил нет больше ни на что). Болезнь болезнью, а я думаю, это зима уходить не хочет. Вот пригреет солнышко - и все пройдет.

blog comments powered by Disqus