Гастролеры

  Tue, 06 Nov 2012 08:46

Снова не пишется. Причина проста: девочки заболели в самом начале октября, успели выздороветь аккурат перед гастролями, съездили-таки, но вернувшись, снова стали сопеть и кашлять. И вот целую неделю, подскакивая от их обильных сморканий и раскатистых кхеканий, я напоминала себе, что надо, надо же написать про эту поездку, и все никак не могла себя заставить.

Основной целью путешествия был некий конкурс танцевальных коллективов в Костроме. Но по дороге мы на полдня заехали в Ярославль - на обед и обзорную экскурсию; еще день ездили по Костроме с заездом в терем Снегурочки; и только третий день был полностью посвящен выступлению.

При том, что я бывала в Ярославле больше пяти раз в жизни (сбилась со счета, пытаясь вспомнить точнее), город я не узнала. Помимо естественного процесса застройки торговыми центрами и прочим коммерческим новоделом в последние десять лет, к празднованию тысячелетия многое обновили, а что-то и вовсе сделали с нуля. Увидев Успенский собор, который отстроили на месте уничтоженного в 1937-ом, дети спросили: “Его, что, фашисты взорвали?”. К слову, с экскурсоводом очень повезло; она смогла построить рассказ так, что он был одинаково интересен и детям, и взрослым. Зато на следующий день нам несколько часов пришлось мучаться с невероятно занудной костромской дамой, которую все время хотелось спросить, как в анекдоте, с кем же она сейчас разговаривала. Что ж, теперь дети понимают разницу между хорошим экскурсоводом и плохим.

А вот разницу между Ярославлем и Костромой, боюсь, поняли не все. Из одного города мы выехали вечером, во второй приехали уже к ночи. На новом месте новый экскурсовод стал рассказывать опять про Волгу, старину, показал очередную беседку-ротонду на набережной (такую же мы видели накануне, не говоря уже о том, что и в Дубне стоят аналогичные)… В общем, полдня по автобусу раздавалось: “А когда мы поедем в Кострому?” - “Мы уже там!”

Самым ярким эпизодом поездки, конечно, стал визит к Снегурочке. И сама хозяйка терема, и ее помощники: Домовой, его супруга, кот Баюн, - были чрезвычайно милы и приятны в общении, очень естественно играли свои роли. Сама экскурсия была недолгая, но насыщенная: и черным хлебом с черной солью встретили, и историю берендеев рассказали, и кукольный спектакль про Снегурочку и Леля (в вольном изложении) показали, и даже сеанс онлайн-связи с Дедом Морозом через волшебное зеркало устроили… А потом еще желающим предложили пройти в ледяную комнату, в которой в любое время года -15, и там угоститься снегурочкиными напитками (взрослым - аж из ледяных стопок). Узнав, откуда приехала наша пестрая толпа, Домовой обращался к нам исключительно: “Атомные вы мои!”

Вечером мне пришлось успокаивать уставших от разъездов и впечатлений Тусю с Саней. Они вдруг осознали, что назавтра - выступление, да еще и конкурсное. Руководительница их театра танца обозначила такие перспективы: если проваливаемся с треском, то уезжаем после отборочного тура и обеда, а если проходим - участвуем в гала-концерте и едем домой после ужина. В итоге, Туся хотела во что бы то ни стало победить, а Саня приговаривала: “Лучше бы мы не выиграли”.

Наутро мы только встали, а фестивальный автобус уже ждал - потому что смартфоны в очередной раз перевели время, никого не спросясь, и разбудили нас на час позже, чем нужно. Так что после аврального выезда из гостиницы атмосфера быстро стала нервной и напряженной. Организаторы конкурса запретили зажигать свечи в одноименном танце (несмотря на высоченные стаканы-подсвечники), руководительница из-за этого чуть было не отказалась от участия; чья-то бабушка обнаружила, что забыла балетки в багаже; мамы судорожно дочесывали дочек и пытались понять, в какую комнату переносить костюмы и реквизит для следующего танца (отлично смотрелись дамы в средневековых платьях, бегущие по коридорам концертного зала с чемоданами в руках); все были друг у друга на головах и дергались.

Мы впервые оказались за кулисами с другими коллективами в условиях дефицита места и немножко растерялись. Да еще организаторы не хотели пускать мам, которые выстраивали детей в нужной последовательности, кивая на других наших мам, которые должны были танцевать свою партию и никого не могли бы выстраивать при всем желании. Туся и Подружка после каждой части выступления порывались рыдать, потому что, якобы, все перепутали. Даже я ухитрилась все забыть и сунула Сане в руки дудку не в тот выход, когда эта дудка была нужна. На обед шли притихшие, усталые и расстроенные: были уверены, что отборочный тур не прошли. И только Санька радостно спрашивала: “Ну, мы с треском провалились или без треска?” Руководительница предложила не дожидаться мнения жюри и гала-концерта, ехать сразу домой.

Пока мы ждали свой автобус (из-за выпавшего снега он застрял в городе и ехал к нам больше часа), выяснилось, что жюри оценило выступление театра довольно высоко, но сам формат наших номеров не вписывается в планирующийся концерт. Остальные конкурсанты были именно танцорами, а у наших детей и техника оставляет желать лучшего, и сами номера скорее театральные, сюжетные. В общем, мы уехали немного обрадованные. В автобусе Саня с Тусей и Подружкой играли в “главного жюриста”. На следующий день мы узнали, что к вечеру из-за метели выезд из Костромы закрыли, так что победители конкурса не могли оттуда выехать до середины ночи, - а мы в десятом часу уже были в Дубне.

Гастролями все остались довольны. Мероприятие было явно полезно для того, чтобы несколько сбить самомнение некоторых наших звезд, показать родителям, что за балетками и дудками следить надо лучше, ну и вообще, всем еще есть, над чем поработать. Дети теперь бьют копытом (пуантом?) и рвутся еще куда-нибудь съездить. В общем, если бы не кашель, все было бы совсем хорошо.

Фотки тут

blog comments powered by Disqus