Такое кино...

  Sat, 11 Feb 2017 11:06

Старшие дети ходят за мной по пятам и требуют обновления блога: “Ты уже написала? А что ты будешь писать?” На вопросы, можно ли написать о них самих про то или это, отвечают категорическим “НЕТ!” Так что вернемся на безопасную почву: про младенчика.

На чем мы там остановились? Ах, да, утки. С прошлой записи они перестали нападать на Маришу. Теперь она сама их атакует: не только в ванне, но и на специальном икейном коврике. Правда, удачная охота, как правило, утомительна: поймав и пожамкав деснами очередную утку, Маруся вскоре начинает ругаться. С лягушками и рыбками та же история: добыча в руках (и будущих зубах) быстро разочаровывает нашу амазонку. То ли дело кошка: Сара стала приходить и садиться у Маруси перед носом в зоне досягаемости. Лежащий на пузе младенец видит цель, бурно радуется, издает победный клич: “ААААА!” - после чего Сара понимает, что погорячилась, и с достоинством уходит. Охотнице остается вгрызаться в родителей. То и дело упрашиваю: “Не ешь меня! Я тебе еще пригожусь!”

В остальном жизнь младенца довольно однообразна. Вот она сидит на столе в своем шезлонге - “пупс Земли” - и моргает с некоторой задержкой, как Степашка из “Спокойной ночи, малыши”. Вот читает очередное обращение к народу. Впадает в задумчивость… и выдает долгожданный залп. Конечно, какающий малыш вызывает у взрослых восторг, начинается ликование: “Ура! Молодец! Умница! Давай еще!” Наблюдая это, Туся недоуменно комментирует: “Так вот, оказывается, как надо вас радовать, родители…”

С этим ребенком у меня как у матери полная лафа благодаря помощи старших девочек. Удается вести насыщенную жизнь вне дома: бегать за продуктами или возить заболевшую кошку на капельницы. Правда, потом, порой, оказывается, что это потребовало от детей слишком больших жертв. Однажды Саня, не жалея живота своего, так долго носила Маришу на руках, что после этого не смогла держать ручку и делать уроки. Познав бонусы бебиситтерства, она теперь предлагает свою помощь еще чаще. С этим снарядом мы все скоро мощно накачаемся; у нас с Тусей в майках без рукавов уже виден выразительный рельеф плеч. Конечно, материнское сердце тает, когда сестры втроем друг дружке улыбаются, нянчатся с младшей и любуются ею, восклицая: “Какая она прелесть!” - но ясно, что старшим носить малышку все труднее. И все же, когда Мишка сказал в пространство: “Может, нам найти какую-нибудь девочку, чтобы иногда оставалась с Маришей-тян и отпускала нас?” - Туся удивилась: “А чем я не подхожу?”

Помощь нужна мне не только с малышкой, но и по хозяйству. В этом, увы, девочки не рвутся содействовать. На мой призыв: “Тусенька! Спаси человечество! Надо…” - старший ребенок моментально отреагировал: “Нет! Человечество обречено!”

Иногда Туся проводит исследования. Если положить палец Марусе на ладошку, она его сожмет, - рефлекс. Оказалось, что если со мной сделать так же, я тоже сжимаю руку. Детей это страшно веселит. Я тоже радуюсь и смеюсь, а старшие заключают: “В маму вселилась Мариша!”.

Весь январь мы готовились к Ночи Гарри Поттера, которая в третий раз состоялась в библиотеке на прошлой неделе. Под это дело я читала Саньке вслух вторую книжку Поттерианы. Дело оказалось непростое: Мариша постоянно комментировала Роулинг. Судя по интонации, она многое критиковала и дополняла: “АйиАйиАйиАйиАгу!”. Заодно выяснилось, что Туся в одиннадцать лет очень ждала письмо из Хогвартса и разочаровалась, что оно так и не пришло. Теперь она уверена: Ночь Гарри Поттера в Дубне - для таких, как она, “жертв Почты России”.

Вообще, культурная жизнь старших девочек насыщенна и разнообразна. То идут с бабушкой в театр, то едут со школой в музей. Мы с Мишкой тоже решили заняться их развитием: вспомнили сериал из юношества: “Доктор Куин, женщина-врач”. В итоге, идут бурные обсуждения роли женщин в семье, обществе и медицине. Вот, мол, раньше их не воспринимали, а теперь в поликлинику придешь - так почти все женщины. Дети узнали многое о здоровье и болезнях, резервациях индейцев и гетто для чернокожих, свободе слова и многом другом. Многие серии вызывают оживленные дискуссии. Туся возмущается главной героиней: “Не понимаю, как Салли с ней уживается. Если ей что-то приспичит, она же всем мозги проест! Это может длиться полторы серии! И потом все получается так, как ей захочется!”. Иногда они прибегают на кухню со свежими новостями: “Доктор Куин крутая! Она сделала пластическую операцию!” - или отказываются идти спать: “Мама, ну, тут же могут умереть, подожди!” Увы, искусство не всегда вдохновляет. Я пыталась привести Тусе в пример Коллин, которая в 13 лет управляется с хозяйством, готовит на всю семью, да еще на полсерии оставалась одна с младенцем. Дочь лишь фыркнула, мол, мало ли что там, в кино. Конечно, куда нам до него. Жизнь, конечно, другая. Лучше :)

blog comments powered by Disqus