Лонгрид 6-12

  Fri, 07 Jul 2017 12:46

Выросла Туся большая-пребольшая и говорит: «Давай, мама, я с Маришей посижу, а ты ня.ру, наконец, попишешь! Когда в последний раз писала? В марте? Кошмар какой! Как же Мариша будет про себя-маленькую узнавать?» — Пришлось послушаться. Все-таки деточка уже больше меня — и ростом, и весом. Только села — оказалось, что ребенок все-таки не очень большой: «Я вообще-то тут страдаю! Я же подросток!»

Это у нас рефрен, да. А все из-за Золовки, которая давно обзывала наших старших дочерей «подросточками», вот они и выучили. Этим оказалось удобно объяснять любое настроение, поведение и желания: «Хочу новую одежду! Черную! Я же подросток!»

За пропущенные на ня.ру полгода, конечно, случилось многое. Для Мариши это половина ее жизни. На 6-месячный рубеж пришлось первое ее пребывание в стационаре. «В больнице дети быстрее взрослеют,» — сказала пожилая медсестра. Слава Богу, бронхиолит за неделю антибиотиков был побежден, так что дальнейшее взросление идет уже дома.

В целом, у нас растет радостный и добродушный младенец. Но в частностях, этот младенец бывает строг и серьезен, особенно, с незнакомыми. Неожиданно родилась оговорка: «Не бровь хмурки!» — отражающая суровость Маруси. (Я была уверена, что это — в Мишку, но друзья сказали, что это я просто себя со стороны не вижу.) На неподготовленную публику даже ее мирное поведение может оказывать впечатление воинствующего. Так, однажды Мама саниной Подружки, попивая чай, вдруг вскричала: «Ой, у нее палка!» - когда Мелкая дотянулась до заготовки светового меча (из какой-то сантехнической трубки — Мишка с Саней этим увлекались одно время) и стала ею бодро помахивать.

Саня тоже не дает спуску. Как-то принялась меня отчитывать: «Мама! Если печешь вкусные торты — делай два противня!» — я в тот раз сделала только один, осваивая новый рецепт…

Летом старшие девочки ходили в арт-лагерь, где пели, рисовали, фотографировали и лепили. Обеих преподаватели хвалили; каждая по-своему талантлива. По итогам смены дети писали впечатления друг о друге. Про Саню какой-то мальчик написал: «Девочка с маленькими пальчиками, но ОЧЕНЬ заботливая!» Это правда, Санюша очень нежная, постоянно рвется тискать и таскать Маришу, а мне приходится запрещать — все-таки треть ее собственного веса. Санька часто развлекает мелкую; подходит и прямо в лицо громко кричит: «БУ!» Наш-то младенец привык и смеется, а вот когда тот же номер устроили дочке знакомых, та горько заплакала.

Туся много рисовала все лето и теперь мечтает о монетизации: «Вот будет мне четырнадцать, смогу открыть свой бизнес. Заработаю кучу денег!» — так что становитесь в очередь и готовьте кошельки. По весне начнется!

Дети нянчат Маришу, требуют про нее писать. Когда я отнекиваюсь, мол, как-то нечего, дают советы, вроде: «Ну, мама, ну, ты хорошо пишешь! Сравни это с чем-нибудь: такой сильный чих, как если бы папа чихал». Соавторы растут!

В августе мы совершили путешествие через Москву в Краснодарский край и Приэльбрусье. Зафиксируем для истории, что первые полеты на самолете 10-месячной Мариши прошли гладко. Спасибо Тусеньке, которая изо всех сил помогала с коляской, вещами и Мелкой, хотя переносила полеты значительно хуже себя же-годовалой.

Перед путешествием мы пару дней жили у Бабушки. Каждое утро Мариша смотрела на нее с выражением У-Януса: «Мы где-то встречались?» — Туся комментировала: «Файл загружааается!»

Из этой поездки в наш словарь вошел еще один мем. Мы с нечетными детьми побывали на ПечаКуче, где прониклись сравнением Москвы с Нью-Йорком. Докладчик утверждал, что русские склонны излишне драматизировать любую ситуацию. Так что теперь у нас к рефрену «Я подросток» добавилось: «Мы же русские!», потому что драматизация нам, действительно, свойственна, сплошь и рядом, иногда даже Марише (по аналогии с: «Мама, а наша кошка тоже еврей?» - просится «Наш младенец — тоже русский»). Например, на днях Туся с пафосом и даже некоторым надрывом произнесла: «Я правнучка физика! Внучка математика! Дочь программиста! И я — гуманитарий!» Короче, русская, да.

Оказалось отдельным удовольствием жить с людьми, которые когда-то были у тебя в животе, а теперь смешно острят. Мариша тянется за старшими: иногда подползает, заглядывает в глаза, морщит нос и говорит: «Ха-ха!» - тоже шутит. Уморительная.

В дороге все заболели вирусом «рука-нога-рот». У четверых, в основном, пострадал рот — случилась жестокая герпангина. А вот у Мариши — руки-ноги: их обсыпало волдырями в каких-то совершенно небывалых объемах. Пока это не обнаружилось, мы гостили у нашей чудесной няни V. Там показали Мелкой живых кур, которые вызвали у нее полнейший ужас.

С животными у нее вообще как-то странно. В начале лета не стало нашей младшей кошки (старшая убежала два года назад), и теперь зверье в доме только плюшевое. Мариша почему-то стала бояться игрушечных собак, с встревоженным видом показывает и говорит: «Ка-ГА! Ка-ГА!» Услышала где-то лай, что ли? Заодно стала во всех мягких игрушках подозревать собак, так что мы с некоторой регулярностью убеждаем ее, что обезьянка не собака и зебра не собака, и кошка не собака, и мышка (в которой, конечно, ничто не напоминает настоящую мышь, но не будем об этом) тоже не собака, и Финдус не собака. Короче, никто не «КаГА», все отлично, можно просто играть.

В Приэльбрусье дети познали хычины, бильярд, канатную дорогу и МУЗ-ТВ. Раньше мы как-то жили без телевидения, а тут оно нас настигло по полной. Первые дня два это еще забавляло, но потом однообразие слишком утомило — даже Саню. А вот Марише музыка нравится всегда, практически любая — даже очень тяжелый металл (не спрашивайте, откуда я знаю). Она много танцует, но совсем не так, как старшие в год. Те приседали и крутили попой, а Мариша качается из стороны в сторону, причем чаще не всем корпусом, а только плечиками, и иногда крутит ручками. На днях, отмечая мишкин день рождения, Мелкая танцевала до полуночи, хотя я мечтала, что она часов в десять заснет где-нибудь в углу у меня на руках. Какое там! Звезда танцпола растет! К чужим танцам она тоже неравнодушна. У меня давно уже записано — с лета, наверное, — что однажды она отказывалась завтракать, пока перед ней не начал приплясывать Мишка в одних шортах. Ну да, когда перед тобой танцует полуголый красавец, оно как-то… вдохновляет, вот.

Папу девочки, конечно, обожают. Мелкая доросла до ревности, отпихивает меня от любимого, а сегодня двинула пластиковой морковкой по носу. Но папой его пока назвать не может. Пару раз произнесла что-то похожее, и на радостные вопли и просьбы повторить, четко сказала: «Ма-ма!» Будем считать, что это по-грузински. В остальном, у нее сейчас возраст сплошного «Ка!» - обо всем: «поКА-поКА», кошКА, КАшка, КАч-КАч и тому подобное. Выбивается только: «Ам!» - с видом голодного птенчика.

На первый день рождения Маришу навестила младшая пара кузин. Было занятно смотреть, как именинница, седьмая из банды двоюродных девиц, общалась с шестой: у них разница в пять месяцев. Похоже было у Саньки с Кузиной №2. Вместе ползали, перетягивали игрушки, трогали волосы, улыбались. Все повторяется и идет по кругу… Так жалко, что это быстро забывается, и так редко в нашей круговерти удается найти время записать хоть что-то.


Мне бывает грустно перечитывать старые записи; я помню, как натягивала эту улыбку, влезала в тесный костюм того лирического героя, из уст которого все казалось милым. А на самом деле не хватало очень многого — сил, удовольствия, ресурса. Интересно, что девчонки совсем забыли, какой я тогда была раздраженной, напряженной, несчастливой. В отличие от того времени, когда Туся с Саней были маленькими, марусин первый год был непривычно богатым на помощь, заботу, благодарность и тепло. Золовка говорит: «Здорово, что старшие девочки видят именно такое твое материнство». Пожалуй, да. Пусть запомнят, что так — возможно.

blog comments powered by Disqus