Доктор, меня все игнорируют...

  Tue, 04 May 2004 00:00

Что-то я давно не писала, хотя было о чем, и еще как. Мы сходили в поликлинику!

Вообще, я не очень этого хотела и изначально порадовалась, что подмосковный роддом не стал никому сообщать о Тусином рождении. Что такое патронаж, так и осталось загадкой, о чем я совершенно не жалею, но как известно, взрослые очень любят цифры, а весов дома принципиально нет, ну и вообще, месяц стукнул, надо ко всяким ортопедам, прививки опять же... В общем, пошли. Накануне я, как умная Маша, пошла в регистратуру узнать, что надо. Оказалось, что ребенка и свидетельства о рождении достаточно, остальное - к педиатру, и как раз завтра (в четверг) грудничковый день, так что приходите. Это показалось подозрительным, но к сожалению или к счастью, я склонна верить людям на слово.

Завтра, т.е. в четверг я рассказала Тусе, что мы идем знакомиться с доктором, и бодро почапала к нему с дочерью на плече. Ну, да, на плече, - в поликлинику с колясками нельзя, а оставлять нашу карету одну на улице мне как-то не хотелось. Так что я засунула Тусю в слинг (он же перевязь, он же лоскутный держатель - спасибо тому, кто его придумал!) и бодро почапала. Туся заснула под укачивание моих шагов и почти не проснулась, раздеваясь в поликлинике. Там мы так же в слинге, задрав нос, прошествовали на нужный этаж и сели в очередь. Все дети были гораздо старше Туси, а их мамы вздыхали: "Ой, какая лялечка!" - и желания познакомиться не вызывали. Только одна мама, которая остальным лишь улыбалась, при виде нас, видимо, от избытка чувств, решилась заговорить - с сильным акцентом она спросила: "А как же спина?!" - имея ввиду такой непривычный способ транспортировки младенцев. С гордостью за всех цыган, азиатов и африканцев, выросших у мам за плечами, я ответила, что со спиной все будет в порядке, и вошла в кабинет вместе с дамой, которой надо было к медсестре. Дама подошла к узенькой милой девушке, так что я повернулась к суровой круглолицей тетеньке и стала с ней воодушевленно знакомиться. Даме объяснили, что сегодня справок для школы не дают, а то, что регистратура ей велела приходить - так они не виноваты, вон, даже на двери написали "Четверг - грудничковый день", а когда ей в следующий раз удастся отпроситься с работы - не их дело. Дама повозмущалась, но ушла, и обе женщины с большим недоумением занялись мной: "То есть вы полтора месяца сидели дома? И не звали патронаж? И у ребенка нет полиса???" - последнее оказалось ключевым. Бесплатная медицинская помощь в г.Москва положена всем новорожденным. А с месяца у ребенка должен быть страховой полис, - без него и карту не завести, и ортопедов-прививок не видать. Регистратура не сказала мне об этом ни слова. Мне продиктовали адрес страховой компании и с большой неохотой стали разглядывать роддомовскую обменку, после чего Круглолицая обиженно удалилась, а Узенькая подошла к Тусе и стала разговаривать сама с собой: "Тремор подбородка... мраморная кожа... вегето-висцеральный синдром... в носу козявки... язык обложен... кладите!" - это мне, чтоб положила Тусю на весы - "так... держите голову," - это рост измеряли, - "одевайте". Оказалось, это она - наш участковый педиатр. Воодушевление ушло. Пока они с вернувшейся медсестрой что-то переписывали с обменки под мое робкое бормотание, что хреново у них работает регистратура, и расскажут ли мне значение всех сказанных под нос слов, уже была вызвана следующая мама. Мы вышли из кабинета. Туся хотела есть и плакала. А я хотела, чтобы все было по-другому, и плакала, потому что по-другому не было.

Ах, да, взрослые же очень любят цифры, - 29 апреля Туся весила 5470г и была ростом 55см.

Педагогика

  Sun, 25 Apr 2004 00:00

Мой педагогический стаж можно считать по-разному. Свой первый семинар в "Подвале" я провела в 19 лет. В 15 мы с подругой вели урок (такое у нас по истории задание было). В седьмом или восьмом классе я проходила УПК в детском саду, в третьем помогала учительнице на продленке с первоклашками. А поучать окружающих начала задолго до школы (в семейных анналах почетное место занимает моя фраза: "Ты неправильно держишь скалку!" - сказанная бабушке, которая тогда имела значительно больший опыт общения со скалками, чем я, - даже сейчас). Но откуда бы ни отсчитывать - никогда у меня не было возможности кого-нибудь избаловать, а теперь появилась. Несколько дней назад Туська захныкала, а когда я пришла - тут же перестала и заулыбалась как-то хитро. Я восприняла это как "О, сработало!" и погрузилась в тяжелые раздумья - какая дорога приводит к воспитанию капризных избалованных детей и как мне ее избежать... Но сегодня Туся еще раз заулыбалась, когда я пришла на ее плач, и мне стало стыдно. Грудной малышке стало одиноко, страшно, холодно, голодно или больно, и к ней на помощь пришла самая родная - мама. Только в пять недель Туся, наконец, смогла выразить свой восторг - широко улыбнувшись во весь беззубый рот , так что глаза стали узенькими щелочками и заблестели, все личико засветилось, казалось, еще чуть-чуть - и она засмеется: мама пришла! И мне стало стыдно. Я обняла Тусю и извинилась. Это мой ребенок, и я его люблю, сильно-сильно. Вот и вся педагогика.

Вышел месяц из тумана...

  Sun, 18 Apr 2004 00:00

Не считая родов, это наш с Туськой первый отчет о совместной жизни, которой неожиданно стукнул месяц.

Итак, Туся умеет:

  • кушать, не кушать, спать, не спать, чихать, икать, зевать.
  • хлопать длинными ресницами (которые она весь месяц отращивала и, кажется, намерена продолжать), хмурить брови, удивленно их поднимать, смотреть, глазеть, фокусировать взгляд (иногда с явными усилиями)
  • ныть, хныкать, плакать, орать, рыдать, ворчать, кряхтеть, скрипеть, мычать, а также издавать невероятные квакающе-мяукающие звуки и полуобезьяньи вскрики.
  • улыбаться - людям, маминой груди (особенно, когда не хочет кушать) и небу. Кошку Туся игнорирует (впрочем, у них это взаимно).
  • держать голову некоторое время и с грохотом ронять ее на то, что под ней оказалось (например, твердое папино плечо),
  • пытаться ползать (особенно вертикально вверх по родителям) и возмущаться тем, что это не выходит
  • следить за погремушкой и мобилем (хоть он в итоге совсем не тех цветов, которых просвещенные родители пытались добиться от дарителей)
  • внимательно слушать то, что в данный момент звучит (кроме, пожалуй, чтения журнала "За рулем" вслух)
  • тусовать и общаться, а если не дают - то настоятельно этого требовать (сами виноваты - как назвали, то теперь и получаем...)

Туся любит

  • кушать и спать - когда ей этого хочется
  • лежать с голой попой (но покрывается при этом гусиной кожей и начинает икать)
  • массажик перед купанием
  • гулять по квартире у родителей на руках
  • кататься в коляске

Туся не любит:

  • когда не выходит покакать (кто ж такое любит?)
  • не кушать и не спать - когда ей этого хочется
  • мерзнуть и икать
  • когда родители сидят (а не ходят) с ней на руках или пытаются обхитрить, переминаясь с ноги на ногу на одном месте
  • когда ее в коляске шкондыбают по лестницам

Для меня остается загадкой ее отношение к:

  • гулянию. На балконе она кричит, так что там, кажется, все-таки, не любит это делать. А на улице спит и молчит. Так что непонятно
  • купанию. Я не могу понять, от чего зависит, будет она в этот раз плакать в ванне или нет. Но факт остается фактом: иногда она устраивает дикие истерики, иногда мило плещется целых 10 минут.
  • погоде. Когда погода меняется, Тусе, по-моему, все равно. Когда погода меняется по пять раз на дню Тусе не всегда все равно.
  • одежде. Кажется, она не против, когда ее переодевают. Но особого интереса тоже не проявляет...

А я научилась с каждым днем любить ее все больше и больше.

Kill Bill

  Wed, 14 Apr 2004 00:00

Ну вот, оказалось, что накануне своего четырехнеделия Туся не умеет считать овец. Не важно, что это никому не помогает, но она ведь и никак по-другому тоже не может бороться с бессонницей. Книжку почитать, например... Или чаек попить... или поговорить с кем-нибудь по душам живьем/по телефону/по аське/в инете... Все это ей недоступно. Она просто лежит и плачет. И зевает. И глазки у нее красненькие и слегка опухшие. А заснуть не может. Иногда отвлекается на покушать. Это ненадолго помогает - минут на 10 задремывает, а потом опять просыпается и плачет... или плачет и просыпается - я не знаю, что у нее за чем... Я обнимаю ее, ношу на руках по всей квартире, каждые пять минут предлагаю покушать с маниакальной настойчивостью, пою песенки, рассказываю что-то... отдаю Мишке, он обнимает ее, читает вслух "За рулем", носит на руках, поет песенки, рассказывает что-то. А она плачет. И я начинаю плакать вместе с ней от ощущения полного бессилия перед бессонницей, которая одолела мою почти четырехнедельную дочку, и мы плачем вместе и засыпаем в обнимку. Так прошел вчерашний день.

А ночью стало понятно, как аукнулся просмотр "Матрицы" в беременном состоянии: Туся уже в животе пыталась овладеть кунг-фу под долбящий сурраунд кинотеатра. И еще Мишка месяцев шесть из девяти уговаривал ее дать ему в ухо. Ну вот. Допросился. Туся родилась и стала бить его ногами в шесть утра. Не вполне по уху... Он жалобно упрашивал дать ему шанс сделать ей братика или сестричку, а потом мрачно произнес в мою сторону: "Хорошо, что ты не смотрела Kill Bill..."

Бремя славы

  Mon, 12 Apr 2004 00:00

Туся не любит икать. Никто не любит - скажете вы. Но вы ведь не икаете по несколько раз в день ежедневно - а Тусе приходится. Вот когда взрослые икают (в данном случае имеются ввиду все, кто вышел из младшего дошкольного возраста), они могут задержать дыхание; перечислить 33 Егорки, которые сидели на горке; попить водички; попить водички, наклонившись и сцепив руки за спиной; сказать "Икота, икота, перейди на Федота, с Федота на Якова, с Якова на всякого"; могут и еще кучу всего делать, но главное, они могут мысленно перечислить алфавит. Это главное, потому что тогда становится понятна первая буква имени того, кто вспоминает икающего, - из-за чего он, собственно и икает. А вот Туся не знает алфавит. Более того, она не знакома с большинством людей, которые могут ее вспоминать. Она просто икает, по несколько раз в день, ежедневно. Вот оно, бремя славы...