Лечу деньгами. Недорого

  Tue, 29 Apr 2008 01:20

В кои-то веки, я занялась ногтями. Ну, про заодно покрасить Туське «бизинчики» говорить даже нечего — это само собой разумеется. Но больше меня тронуло новое название процесса: «маникьюр». То есть такое вот money-cure, деньголечение, выходит.

И снова с чистого листа

  Thu, 13 Apr 2006 00:00

А славный вышел предыдущий год. Туська освоила транспорт - от самолета до маршрутки, научилась отказывать и соглашаться, отстаивать свое мнение, пить что-либо кроме мамы (включая спиртное), есть кучу всякой всячины, вплоть до конфет (клюквы в сахаре и батончиков из мюсли в йогурте), делать педикюр и вертеться перед зеркалом. Наша дочь по-прежнему любит мужчин - хотя стала более избирательна в общении с ними, и неплохо относится к женщинам - но не слишком молодым, где-то лет с трех. Кстати, одна такая юная особа пришла к Туське на день рождения и вызвала бурю восторгов. Барышни ходили за ручку, понимали друг друга с полуслова, хором смеялись и рыдали, в общем, спелись. Туся преданно заглядывала старшей подруге в лицо снизу вверх и громко звала по имени - чтоб та понимала, к кому обращаются. Та - понимала и где-то после десятого призыва, наконец, отвечала басом: "Ну, че? Чего тебе?" Теперь девушки часто звонят друг другу по пластмассовым розовым мобильникам и ведут светскую болтовню о родителях и игрушках. В общем, "высокие отношения" (с).

Почему-то Туся после дня рождения резко повзрослела - это проявилось даже в выражении лица... Только не надо начинать про "Когда фотки выложишь?" - этим заведует Мишка, который утверждает, что ему нужно потратить одну ночь и все будет. У кого есть лишняя ночь и желание увидеть нашего ребенка - поделитесь с ним, и все получите. Вообще, не перебивайте меня! Я вам про речь Туськину. Довольно резко, может, осознав свой солидный возраст, моя дочь стала говорить фразы из двух слов. Почему-то первая была "Боси нету" (больше нет) - сказанная вообще не к месту, но очень проникновенно. Следующая гораздо лучше вписалась в контекст - Туся стала требовать "воть ету!" и "во тут!" Дальше - больше. Но мне гораздо интереснее, что ребенок начал постигать морфологию, осваивая суффиксы и прочие морфемы родного языка и добавляя их в разные части слов. Так, она по-своему образует нечто среднее между отглагольными прилагательными, причастиями и просто глаголами совершенного вида. Например, "мокаты" - это значит "намокло" или "намокшие".

В какой-то момент девочку пробило на нежность, которая немедленно отразилась в речи - помимо "мамочки" и "папочки" в нашем доме обнаружилась "шапкочка", а на улице - "гафкочка" (собачка). По тусиной версии словообразования появилось даже уменьшительно-ласкательное от чая ("чань") - "чаник". О себе девочка говорит вполне правильно "паду" (падаю), "пису" (писаю), но главное "не! буду!" - в случае крайнего возмущения произносимое как "Не будет!" (видимо, в значении "этому не бывать никогда!").

Эх, называли мы ребенка раньше "дочь наша Будур", а теперь зовем "дочь наша Небудур" - потому что "не буду!" Туся говорит буквально на все. Ха, ладно бы нормально говорила. Так она уже начинает со скандально-повизгивающих ноток и вне зависимости от родительской реакции (скажем, спокойного объяснения, почему все-таки, описавшись на улице в марте месяце, лучше бы пойти домой) моментально переходит к истерике. Причем начинается это всегда на ровном месте и создает ощущение, что ни предотвратить, ни предугадать начало очередного концерта невозможно. Туся может быть вполне милым ребенком, но стоит предложить погулять, как она, кривя рот, возмутится "Дома!" - а на реплику "Ладно, останемся дома", - затребует немедленного "Гаять!" Продолжаться такая дискуссия может около часа, совершенно безрезультатно, изматывая неопределенностью обе стороны. Я не понимаю, чего же она все-таки хочет, и бешусь, а она не понимает, чего же на самом деле хочет, и страдает.

Традиционное про здоровье. Туся попробовала яйца. Ура. Все хорошо. Теперь мы всей семьей спокойно едим пельмени и оладьи, не прячась от тусиных завидующих глаз и ее грустного объяснения (тоном "да-да, конечно, все люди сволочи, я давно поняла") того факта, что "детки" не едят "ички". В общем, на этом фронте пока выдохнули. Но недавно я вдруг осознала, что ребенок уже четвертый месяц, пардон, не какает. Нет, конечно, иногда ей приходится это делать, но явно реже, чем положено двухлетним детям. В итоге уже вся Мишкина работа еженедельно басит "Ура, она покакала!" вместе со счастливым отцом, а я ищу гастроэнтеролога. Пока удалось найти одного, которую Мишка забоялся сразу, как только она вошла в нашу квартиру. Я сделала вид, что смелая, так что доктор начала меня активно пугать. Оказалось, что у меня будет полный кошмар вместо организма (почему-то мой гинеколог другого мнения - но это просто пока, "потом она по-другому запоет, когда вы придете к ней с тааакииими симптомами!.."), а у Туси будет психоз (причем других вариантов врач не предполагала - однозначно, будет, и ничего уже не поделать). А все это потому, что двухлетний ребенок сосет мамину грудь. Гастроэнтеролог настоятельно впаривала нам телефон невролога, чтобы он дал девочке успокоительные травы, которые, якобы, помогут отлучить ее от груди (бедняжки все млекопитающие - как же они без врачей еще не вымерли?). Если не обратиться к специалисту сейчас, то потом придется идти к психиатрам, потому что у девочки совершенно ужасная зависимость от матери и кошмарная тревожность "А у психиатров уже другие препараты, это вам не травки!" Мда, наверное, на Тусином месте я бы тоже начала тревожиться при виде такой предсказательницы. А дама два часа никак не унималась и все наши беды сводила к грудному вскармливанию. То есть возможно, запоры еще связаны с желчью, флорой и нарушением моторики, но начинать нужно с прекращения кормления.

Хорошо, что я решила двигаться к отлучению от груди накануне визита этой женщины. Иначе просто из чувства противоречия пришлось бы кормить Тусю лет до четырех. Зато теперь я считаю дни, как завязавший пить алкаш, потому что прошло уже больше двух недель, как у нас осталось четыре прикладывания в сутки - два засыпательных и два ночью. Пока что Туське это дается не просто. Хоть она и смирилась с моей твердой установкой, что молока мало и его надо беречь для сна, но в течение дня раза три делает вид, что просто помирает, как хочет спать, поэтому ей немедленно нужно выдать желаемое.

Елки-палки, это ей два года. И кажется, что три - что-то такое же далекое и невероятное, как пенсия. Неужели и то, и другое, когда-нибудь будет?

Отцы и дети

  Mon, 13 Feb 2006 00:00

В окружающем нас мире вдруг обнаружилось большое количество родственных связей. Не в смысле, что все люди - братья (хотя это было бы неплохо). Тесные семейные узы, как выяснилось, связывают большинство неодушевленных предметов. Оказалось, что маршрутка - дочь троллейбуса (причем, он, конечно же, папа, а не мама), а маленькая деревянная кошка - дочь плюшевого медведя. Снег тоже обнаружил свою неоднородность. Если взять горсть в правую руку - это будет дочка, а если в левую -папа. Вас интересует, где мама? На работе, конечно!

Эпидемия трудоголизма вообще приобретает вселенские масштабы. На работу ходят абсолютно все, включая самую маленькую матрешку и Тусю, когда она от нас куда-нибудь прячется и надо отгадать, куда. Эх, звериный оскал капитализма - раньше несовершеннолетние в нашем доме не эксплуатировались.

Игры в детей-родителей иногда обнаруживают неожиданные повороты. Туся, как правило, все-таки дочка. Но мамой недели две назад она назначила Мишку. На мое недоумение "А я тогда кто?" - устами младенца проглаголила истина: "Маша!" И ведь не поспоришь...

У девочки вообще проснулась фантазия. Теперь она называет свои игрушки (за полчаса одна и та же кукла может пять раз сменить имя и три - пол), разыгрывает с ними какие-то сюжеты (катает в коляске и утверждает, что это автобус) и может на голубом глазу начать рассказывать что-то, что с ней якобы происходило, хотя этого и близко не было - скажем, когда я звоню или прихожу с работы.

Но вообще ребенок стремительно взрослеет. Недавно мы поняли, что Туся уже готова стать настоящей женщиной. Дело было вечером, уже довольно поздним, мы собирались было пойти спать, как ребенок затребовал: "Сяя!" - большая, значит, - "Писька!" - в этом месте мы как-то не поняли. "Писька!" - стала терпеливо объяснять дочь, требуя эту самую п... у своих папы и дяди. Через некоторое время я догадалась, о чем шла речь. Дело в том, что Туся готовится стать настоящей женщиной - вечером ей срочно понадобилось сделать педикюр. А для этого нужна пилочка.

У нас вообще началась жизнь в режиме диктофона - Тусятина повторяет все и за всеми, вдобавок уморительно обезьянничая. Вылезает это зачастую неожиданно - садится, скажем, мой ребенок надевать на куклу платье и говорит, хмуря бровки: "Так-так-таак-ну-ка-ну-ка-вооот..." А последний Тусин перл - слово "давай", которое она, наконец, одолела целиком и теперь употребляет вместо "да". Диалоги получаются упоительные, вроде: "Хочешь картошку?" - "Давай-давай..." И ведь даем... и она нам в ответ - что-нибудь этакое...

Оранжевое солнце...

  Sun, 12 Feb 2006 00:00

У Туси нет ни одного предка-украинца. Тем не менее, уж не знаю, почему, но в нашем доме началась оранжевая революция. Причем она у нас победила, судя по той деловитой радостно-требовательной интонации, с которой Туся говорит "Так!" начиная любое дело в течение дня и ночью во сне.

У нас вообще наступило время междометий, которые очень красноречиво выражают тусино отношение к жизни. Тут и "оп!" и "вооот", не говоря уже про "ой-ой-ой!" (случилось что-то непредвиденное) и "ай-ай-ай!" (укоризненное порицание). Мамино "угу" дополнилось папиным "ага" с задумчивой вариацией "аха". На незнакомых взрослых все это оказывает сногсшибательное воздействие - даже по телефону.

Но ребенок уже столкнулся с ограниченностью нашего языка. Так, ему пришлось срочно придумать слово "бабаха!" обозначающее резко начавшую натирать резинку от трусов или ниточку внутри колготки. А как это по-другому сказать? Никак. Бабаха, одним словом.

Туся выучила наизусть первые стихи. И хотя у меня это ассоциируется с анекдотом про "Ян-варь, фев-раль, -арт, -ель, -ай, -юнь, -юль и т.д." - все равно приятно, что ребенок может говорить окончания строчек из "Где обедал воробей".

Еще из достижений - Туська в выходные пообщалась с папой и теперь знает все о светофорах: "Каси - ай-ай-ай! Зёйти - датттть! Йёни - угу!" - то есть на красный ехать нельзя, на желтый надо ждать, а на зеленый - ехать.

Уже некоторое время Туся осваивает слово "давай!" Почему-то первая попытка превратила его в "ваяй!" - хотя слово "валяй" никто из нас не говорит никогда, при Тусе в том числе. Но теперь все по-другому. Теперь началась Олимпиада. И наш ребенок хорошо выучил, что по телевизору "лышки" (лыжи) и "дядьки" и им надо погромче кричать "вай-вай!". Кстати, "Дядькиии!" надо кричать и в машине - чтоб другие водители услышали и пропустили.

Но главное наше новое умение - соглашаться. После двух с лишним месяцев сплошных отказов (от раздумчивых "нееее" до категоричных "НЕТТТЬ!" девочка стала говорить "Да!". Правда, по-прежнему, редко.

Вау, боти и прочие зюка-зяки

  Wed, 01 Feb 2006 00:00

Теперь у нас какая-то жуткая инфекция. От нее все просто рыдают, точнее плачут. Сначала наш зоо- и игрушепарк просто безутешно горевал. Потом я предположила: а вдруг у них что-то болит, скажем, ножки? Туся эту мысль радостно подхватила. Тогда я стала мазать больные лапки, коленки и пальчики желтым деревянным параллелепипедом (ну, я ж не могу сказать "кубиком" - это против истины, а на палочку этот предмет по ширине явно не тянет). Некоторые звери-куклы от этого стали выздоравливать. Но у большинства Тусятина с большим воодушевлением стала обнаруживать разные другие части тела, срочно требующие нашего намазывания. Инфекция сначала поражала ручки, спинки и животики, но потом стала переходить на ушки-глазки. В общем, к какому это доктору - я не знаю. Да и вряд ли кто из врачей знает наше новейшее чудодейственное средство от всех недугов. В любом случае, будьте, пожалуйста, осторожны, потому что инфекция очень заразная, болеют буквально все. То есть иногда даже я, оказывается, плачу (по Тусиным заверениям) и срочно нуждаюсь в спасительном желто-деревянном параллелепидовании.

У девочки в речи появилось несколько новых междометий. Чаще всего звучит "Опа!" а на днях Туська минут пять по-разному повторяла "Вау... Вау! Ваау!!!" чем очень радовала Мишку. Слава Богу, "фак-фак" больше не повторялся.

Уже недели две мы очень плодотворно смотрим Пушкина. Читать его ребенок не дает - слишком длинно и неинтересно, а вот картинки нам перед сном поглядеть - самое оно. Так что словарный запас пополнился лексикой великого поэта; теперь мы знаем "поппп", "лопппп", "дуппп" и "щёк!" - в смысле, щелк.

Я вся мысленно уже в весне (пора бы, кстати, на лето переходить - в редакциях родительских журналов вовсю готовят июньские номера), а у Мишки она еще нескоро - в выходные он купил-таки дочери санки. По этому поводу меня даже удалось вытащить в парк. Минут 15 я честно ловила Тусю с санками у подножья горки, после чего окончательно замерзла и затребовала немедленно выдать персональные дом, чай, и горячий душ. После чего у меня появилась новая подпольная кличка: "зюка-зяка" (жуткая мерзляка). Если услышите - не удивляйтесь, это меня морозоустойчивые домочадцы опять куда-то зовут.

За последнюю неделю мой ребенок освоил еще одно очень важное слово: "Боти!" - работа. Началось все с того, что папа каждый день уходил и это надо было как-то объяснить дяде в телефоне (Туська без конца треплется с какими-то незнакомыми мне мужиками по своей игрушечной трубке). Дальше оказалось, что у Пушкина все тоже не просто так. Куда, по-вашему, каждое утро уходят семь богатырей, так что Цеса (принцесса, то есть царевна) вынуждена им ручкой махать? На нее, родимую, на самую настоящую "боти". А потом неожиданно ботать позвали маму. И теперь она два с половиной дня в неделю сваливает в неизвестном направлении, с робкой надеждой, что теперь-то девочка научится "как-нибудь так" сама днем засыпать, без груди. После чего вечером Туся докладывает дяде в своем невозможно розовом мобильнике: "Папа? Боти! Деушка? Боти! Мама? Боти!" - хотя мама, в отличие от всех перечисленных, уже сидит рядом и умиляется.

Кстати, если у кого-то есть знакомые, желающие 2,5 дня в неделю общаться с прелестной девочкой и объяснять ей, что жизнь без "Ам!" существует - пишите! Kuzmanya at mail.ru

Два до двух

  Mon, 23 Jan 2006 00:00

Наступили голодные времена. Каждый день я по много раз участвую в печальном диалоге:

(стук в дверь) - Кто там?
- Саша
- Ну, заходи. Что ты хочешь?
- Кушать!
- На. - И Саша садится за огромную тарелку с морковкой рядом с Машей, Галей, безымянным мальчиком, жирафом, зайкой, матрешкой-мамой и четырьмя матрешками-дочками. Наступает очередь следующего голодающего, скажем, мишки. Диалог повторяется до тех пор, пока не кончатся игрушки - благо, маленький пучок пластмассовой морковки не заканчивается никогда. Потом все ненадолго идут спать - и опять стучатся к Тусе в дверь с единственным желанием: поскорее пожр... простите - покушать.

Меня часто спрашивают, что Туся нового научилась говорить. Вообще, она работает эхом, повторяет любое последнее слово фразы, даже когда категорически не согласна с его смыслом (про Васю: "Это мальчик или девочка?" - "Деиська..."). Распространенные предложения пока не для нее, но даже одними назывными удается рассказывать многое, вплоть до сказок. Например: "Аей!" - (басом): "Папа" - (тоненьким голосом): "мааама. Маааикий! Кап-кап-кап. Мока! Неее! Неее!" - Вы прослушали краткое содержание мульфильма "Бемби" до момента грозы. Перевожу: "Жила-была семья оленей: папа, мама и маленький олененок. Однажды пошел сильный дождь. Стало очень мокро. Началась тревожная музыка, Туся испугалась и потребовала все нафиг выключить".

Нам с Мишкой почти всегда удается Тусю понять. За очень редкими исключениями. Вот недавно пришла Туська к папе и грозно потребовала: "Ёсь!" - дело было утром, мы не успели сориентироваться. "ЁСЬ!!!" - стала объяснять дочь, характерно жестикулируя ладошками. Когда до нас дошло, что имеется ввиду лось - Туся, удовлетворенная, ушла. Что именно ребенок хотел нам донести, связанное с лосями, так и осталось загадкой. Но ведь главное, чтобы в семье было взаимопонимание, не так ли?

Благодаря одной, давно уже выросшей, девочке, в нашей семье магазин "Перекресток" зовется "путятька". Все-таки, некоторые детские слова оказываются слишком увлекательными, чтобы сложить их на антресоли с уже короткими кофточками и тесными сандаликами. У меня на сегодняшний любимое Тусино слово "гаяй" - гулять. Не знаю, почему. Вкусное.

Еще наша дочь стала петь. Теперь уже совсем. Иногда она поет: "Атофкаааа, Атооофкаааа" - в смысле, пойдем копать картошку. Иногда ходит и бормочет что-то вроде ля-ля-ля. Недавно после небольшого концерта, проходя мимо нас, сказала: "Ой, фак, фак..." - и весело смеялась вместе с нашим диким ржанием. Объяснить ей, что именно его вызвало, мы не решились.

Прошла середина зимы. До Туськиных двух лет осталось меньше пары месяцев. Скоро весна!

Пятница, 13

  Fri, 13 Jan 2006 00:00

Эпиграф: "Нервная, злая, закомплексованная зануда не желает знакомиться ни с кем, потому что все равно ничего не выйдет."

Народ просит обновлений. Попробую дать.

Новый год встретили тихо. Мы были в Дубне, в 11 уложили Туську, без четверти полночь открыли банку консервированных персиков, съели по заварному кольцу с творогом, посмотрели президента без звука, послушали куранты, выпили чаю. Наутро подарили Туське коляску для куклы и конюшню duplo. Каникулы вообще у девочки были плодотворными. Она теперь хорошо знает слово "подарки" и в дополнение к ранее освоенным отказам научилась, наконец, соглашаться.

Вот с этого места мне писать тяжело, потому что буквами это воспроизвести нельзя. Но Туся научилась тому, что по ученому называется "эмпатическое покрякивание", а в Интернете записывается как "угу". Тот вид, с которым она это произносит, я тоже не могу воспроизвести здесь - зачастую, это что-то вроде "я, такая большая и умная, сейчас подумала и, так и быть, с вами соглашусь, хотя, может, и зря, так что еще, вероятно, изменю свое мнение".

Еще девочка научилась петь. Пока не совсем, но уже почти. Она стала распознавать тексты в песнях и пытается их воспроизвести при первых же знакомых аккордах. Это я тоже не могу как следует записать, так что приходите в гости - послушаете сами.

В остальном все так же, как и было. Рожана - Рожаной, но няни нет, так что сидим мы с Туськой обе дома и гв-кормежка наша ничуть не уменьшились. Разве что иногда, на ночь глядя, я понимаю, что вот сейчас уже больше могу совсем, и срочно надо срочно съесть самой - иначе ребенок не заснет даже с грудью от урчания в моем желудке. Тогда со всей присущей мне с раннего детства вежливостью говорю: "Тусенька, милая, дорогая, будь так добра, иди, пожалуйста, на хрен" - и мы вместе идем на кухню.

Кошки

  Mon, 26 Dec 2005 00:00

Моя дочь очень любит кошек. И перманентно наблюдает родителей, сидящих в Интернете. Не знаю, известно ли Туське, что в нем можно найти абсолютно все, но она залезла ко мне на колени, ткнула в монитор и потребовала: "Кошка!" Я пошла путем Яндекса. Кошки, скомандовала я ему. В картинках. Яндекс нашел такое, чего я даже представить не могла - какие-то схемы, колеса и еще кучу всего загадочного. Но до вечера это вполне удовлетворило Тусино любопытство. Когда пришел папа, она запросила продолжения банкета. Мишка воспользовался Гуглом, который на аналогичную просьбу выдал большое количество разнообразных котов, котят и кошаков, а также голых женщин в откровенных позах. Туся очень обрадовалась. Она стала тыкать пальцем в экран, называя все, что видела: "Кошка! Кошка! Голенькая!"

Я уже как-то писала, что в семейных анналах занимает почетное место замечание: "Ты неправильно держишь скалку", высказанное бабушке мною в очень нежном возрасте. Но дети должны догнать и перегнать родителей. Туся в год и восемь месяцев научила дедушку варить сосиски. На огне стояла кастрюлька для сосисок. Когда вода закипела, Тусятина, которая этого не видела, но почувствовала сердцем, стала кричать на всю кухню "Сиськи! Сиськи!" Рядом оказался дед, который понял, чего хочет ребенок. Но ведь сосиски так не сварятся - просто в кипящей воде. "Кышка!" настаивала Туся: "Кышка!!!" - твердила она, пока до деда не дошло, что сосиски варят с закрытой крышкой. Откуда у нашей дочери такие познания, для меня загадка - мы с Мишкой если когда и делали сосиски, то в микроволновке.

Для меня все-таки чудо из чудес, как дети начинают что-то знать. Вот Туська долго ходила, тыкала себя пальцем в грудь и радостно заявляла: "Дочка!" - но что для нее значило это слово? Потому что я вот тоже дочка - тусиной бабушки, а тусина тетя - дочка тусиного дедушки. А помимо запутанных родственных связей, недавно обнаружилось, что у всех есть имена. То есть мама - Маша, а Туся - Наташа. "Таша! Таша!" - стала радостно повторять моя дочь, по-прежнему тыча пальцем в грудь. Но листая свои фотографии, она стала неуверенно звать себя Тусей и Ташей поочередно, а на вопрос "Как тебя зовут?" смущенно ответила "Маша". В любом случае, всем приходящим родственникам девочка первым делом сообщает, что она Таша, а на вопросы типа "Наташа, хочешь писать?" начинает глупо улыбаться (если то же самое спросить у Туси, ответ будет один: "НЕЕЕЕ!").

В общем, по-прежнему, растем, познаем мир, кокетничаем и капризничаем. В наступающем году постараемся продолжить. Всем читающим нас желаю в Новом году быть.

С любыми пожеланиями относительно устройства ня.ру можете, как и раньше, писать мне kuzmanya эт mail.ru.

Занялись

  Thu, 08 Dec 2005 00:00

И опять-таки, чтоб не повторять много раз. Мы с Тусей начали ходить на занятия.

Удивительно, все-таки, устроен русский язык. По его правилам, насколько я понимаю, так написать было нельзя. То есть в нашем языке надо обязательно заниматься чем-то (любовью, ненавистью, дружбой, ну, математикой, на худой конец). Но Туся ходит на занятия ничем. И этих занятий двое... два... в общем, в двух местах. Первое - там, куда мы ходили готовиться к родам. Не знаю, помнила ли его Туська, но к огромным мячикам она побежала, как к родным. И это место готово заниматься с Туськой и еще четырьмя детьми целый час один раз в неделю по вечерам и только в присутствии родителей. И туда надо ехать на маршрутке. Второе место - клуб у нас во дворе. Там занятия проходят 2 раза в неделю, по полчаса по утрам и без родителей.

В первом ведет милая тетечка, которая показывает кучу интересного (свечки, салют из мячиков и сказку с маленькими пушистыми звериками) и иногда внезапно заводит какие-то полупесни высоким голосом. Во втором ведущая раза в два моложе первой тетечки, она сюсюкает и носится между расползающимися детьми. В первом зажигали свечки, задували, делали пальчиковую гимнастику, устраивали полосу препятствий из горки, пенечков, мешочков и арки-норки, давали покидать и пособирать пестрые мячики, клеили "стеклышки" из разноцветной кальки на заготовку-фонарик, собственно, показывали сказку.

Что делали во втором, кроме пальмы из налепленного на бумажку пластилина, - не знаю. Потому что я сидела в коридоре и вынуждена была слушать маму мальчика, которая наполовину открыла дверь, подглядывала и жаловалась, что мальчик все время шел к ней, вместо того, чтобы заниматься. Мама иногда что-то комментировала, типа "Вот, как ваша хорошо сидит!" или "Ваша к игрушкам пошла!" и "У меня младшей дочке пять месяцев, ну, я уже закончила кормить, слава Богу". Потом мне вручили бумажку с пальмой (коричневый ствол Туся брезгливо называла какой), все стали одеваться, а моя дочь - рыдать. Тогда наш друг Маленький Вася решил в утешение поцеловать Тусю, но это расстроило ее еще больше.

В общем, мой ребенок был в восторге и там, и там, радостно соглашался на все, что предлагали делать, мужественно выдержал все занятия до самого конца и отовсюду категорически отказывался уходить. Так что ходить будем стараться в оба места. Может, тогда я пойму - чем же они там, все-таки, занимаются.

***

Читаю книжку про Ходорковского и khodorkovsky.ru. Ребенок просит изобразить дядей и тетей. Рисую в клеточках, по человечку в каждой: дядя, дядя, тетя, - получается как-то грустно.

***

Прихожу домой, ребенок оставался с папой. Мне гордо сообщают, что теперь оба знают, кто такой Пушкин. На следующий день перессказываю свекору: "Путин?" - в ужасе спрашивает он...

***

Есть такая детская потешка (или не знаю, что) "Гуси-гуси! Га-га-га! Есть хотите? Да-да-да!" Исполняется взрослым и ребенком пофразно. Только у нас с Тусей это звучит так: "гуси, гуси - га-га-га! Есть хотите? - Нееее!"

Кормящим ровесников или "Так что сказала Рожана?"

  Mon, 28 Nov 2005 00:00

Все-таки первоначальная цель этой странички - не повторять по много раз одно и то же. А для некоторых посетителей ня.ру (не будем тыкать в них пальцем) вопрос кормления ребенка после полутора лет (и его прекращения) является довольно актуальным. Поэтому чтоб не дублировать (все равно ж писать всем в аськи) много раз - пишу тут. Кому неинтересно - не читайте ("Запах тем и хорош..." далее по тексту М.М. Жванецкого).

Так вот. Недели три назад моя соседка рассказала о том, что у Рожаны есть программа мягкого отлучения от груди. Если честно, я думала о Рожане хуже и предполагала, что она и отлучение - две совсем уж несовместные вещи. Тем не менее, соседка позвонила Рожане и позвала консультанта по отлучению. Консультант недели две с половиной не объявлялся, тогда им позвонила я с коротким текстом: "Здравствуйте. Я кормлю 20 месяцев и очень устала. Я начала бросаться на окружающих и на ребенка. Наверное, с этим пора что-то делать, несмотря на все красивые разговоры про инволюцию. Я боюсь до нее просто не дожить." Консультант перезвонил мне в тот же день и пришел сегодня. О чем, собственно, и пишу.

Не могу сказать, что я была настроена на категорическое отлучение. Более того, я понимала, что конкретный мой ребенок пока ни к какому отлучению ни нафиг не готов. Хуже этого, я знала, как полезна и важна инволюция (естественное прекращение) лактации. Но я ЗАДОЛБАЛАСЬ. Поэтому я решила, что надо либо изменить ситуацию, либо отношение к ней. И позвала тетечку из Рожаны.

Тетечка оказалась стройной неюной мамой четверых детей. Она честно меня слушала и наблюдала Тусю (которая вертелась вокруг с периодическими воплями: "Ам!" - получала свой ам и шла себе дальше вертеться) два с половиной часа. Она была вполне конструктивна и по-своему логична, я бы даже сказала адекватна - по крайней мере, моему запросу.

Она рассказала про то, как оно "в натуре" - в смысле, естественно, - должно быть. Оно не должно быть как у нас, девочки. Оно должно быть так, что мама ходит по двору, занимается разными важными делами, а ребенок либо за ней смотрит и радуется, либо делает что-то свое. Он не сидит с ней в четырех стенах одной небольшой комнаты/квартиры целый день один на один. Он не наблюдает ее страдающей от безделья (именно это думают о нас наши дети, когда мы сидим за компом или болтаем по телефону). У него гораздо меньше соблазнов постоянно требовать маминого внимания к себе посредством груди. В общем, мы живем не по натуре совсем.

Короче, "назад к природе" по-рожановски выглядит так. Мама должна быть занята чем-то, что ребенку интересно наблюдать и что он понимает, как дело. Мыть посуду (ребенку при этом можно выдать кастрюльку), готовить (выдать картофелину - пусть изучает), убирать (и дите пущай с тряпочкой ходит). Прямое внимание ребенку нужно уделять минут 15-20 в час. Не больше. (на всякий случай, еще раз уточню, что речь идет о наших детях-ровесниках). И вот такая деятельность - уважаемый повод не бросать ее немедленно на очередной "Ам!".

Но помимо этого мама должна уходить. Но уходить правильно. Ребенку очень некомфортно, если он засыпает с мамой, а просыпается - ее нет. Это страшно. В общем, мне бы тоже было страшно, наверное. Пока ты спал, случилось что-то непонятное, что унесло твою маму. Так что когда она появится, надо в нее вцепиться покрепче - а то вдруг оно опять налетит? И тут мы плавно переходим к той самой программе мягкого отлучения.

1. Мама уходит 2-3 раза в неделю на 2-3 часа утром. Она обязательно должна попрощаться с ребенком, чтобы он видел и знал, что она ушла. Потом она приходит и укладывает его спать днем. И так 2-4 недели.

2. Мама уходит 2-3 раза в неделю на полдня. Она прощается с ребенком, без нее его укладывают спать, но к его просыпанию она возвращается. И так 2-4 недели.

3. Мама уходит 2-3 раза в неделю на весь день. Она прощается с ребенком, без нее его укладывают спать днем и на ночь. И так 2-4 недели.

4. Мама месяц уходит из дома на весь день. То есть видятся они только по утрам, кормятся - ночью-под утро. И так тоже 2-4 недели.

5. И только после этого мама уходит на 2-3 суток, а возвращается "в новом качестве", уже некормящей матери.

Вам что-то не нравится? А кто обещал, что будет легко?

Ну и, конечно, "ребенок в год и восемь еще очень мал, чтобы его отлучать. Хотя бы до двух дотерпеть".

Что касается нас с Туськой - я решила сделать следующее. Во-первых, начать пить валерьянку, чтоб перестать кидаться на людей (включая себя саму). Во-вторых, перечитать Леви и тратить-таки минут дцать в день на свою психику. В-третьих, пойти с Туськой на детские занятия, чтоб не сидеть все время дома. В-четвертых, пойти без Туськи плавать - чтобы и приятно, и полезно, и с самой собой. В-пятых, пережить Новый год. А в Новом году - все будет по-новому, я верю.