НН

  Tue, 03 Aug 2004 00:00

Дождливый июль жалобно уполз в историю, а наступивший август, видимо, решил компенсировать промозглость предыдущих месяцев и воплотить-таки прогнозы синоптиков о жарком лете. Природа гармонична, и люди иногда пытаются это постичь и проникнуться ее удивительным балансом, - у нас отключили горячую воду... Это немного странно, во-первых, потому что по заверениям местных жителей в Дубне редко отключают воду дольше, чем один раз за лето на пару дней, а во-вторых, потому что месяц назад ее уже отключали дней на десять. Но пока я не бегаю с кастрюльками, чтобы наполнить Тусе ванну, это воспринимается философски - природа, понимаете ли, гармония и все такое...

Жизнь наша течет по-знойному неспешно с редкими всплесками небольших происшествий, которые становятся Новостями, с радостным видом сообщаемыми всем друзьям, знакомым и родственникам. Вот Тусенька купается в ванне с морской солью и общается с первыми представителями свежевыведенных пород морской лягушки и соленоводной утки... А еще, представьте себе, я шью дочери трусики, чтобы она могла валяться на солнышке. Нет, не вздрагивайте - ну и что, что я в жизни сшила только фартук в пятом классе, никогда не поздно учиться... Да, и Тусенька по-прежнему пускает слюни как заправский ньюфаундленд, и поливает ими все и всех вокруг... И теперь, только подумайте, она уже может опираться на выпрямленные руки и начинает освоение шикарного развивающего коврика, вгрызаясь беззубыми деснами в разные его части. Как мило - дочка хватается за мамины волосы, которые почти все потом и остаются у нее в ручке, а у мамы на голове их все меньше и меньше... и за свои хватается и не понимает, что происходит. Ой, вы только посмотрите, как она теперь кушает: немножко пососет - и глядит, улыбается, даже смеется...

Но главное событие за последние пару недель, - безусловно, знакомство с Аллергологом. Мне уже давно начало надоедать, что в числе прочих сказочных воплощений Туся иногда превращалась в Царевну-Лягушку, потому что то и дело появлявшиеся на ее щеках и ушах скопления красных прыщичков принимались мокнуть, и приходилось их мазать зеленкой. Кроме того, врачи всех поликлиник, что в Москве, что в Дубне, жаждали сделать ребенку прививки, а на фоне такой неземной красноты я не решалась позволить им это сделать. Не говоря уже о том, что питерский дерматолог радостно обозвал Тусю "атопиком", идентифицировав ее многочисленные пупырки как проявления атопического дерматита, и обнаружил инфекцию, занесенную злобным мухом. Месяц мы мазались веленными Чудодейственным кремом и Волшебными мазями, но вместо одной блямбы на левой щеке появилась еще одна на правой, парочка на руках, не говоря уже про ужасающего вида расчесанные уши. В общем, все это однозначно вело нас к Аллергологу, которая явилась нам в виде обаятельнейшей женщины, Тусиной тезки - НН.

НН застала все четыре поколения славной династии Ширковых - от самой Туси до ее прародителей. Мельком взглянув на них, она доброжелательно пробормотала: "Да-да... Дерматит... Нейродермия..." - и осмотрев маленькую пациентку оптимистично заключила: "Стрептостафилококк!". В общем, оказалось, что никуда эта злостная инфекция не делась, а вот уже почти два месяца сидит в нашей девочке и прекрасно себя чувствует, заодно пробуждая в ней гнилую аллергическую наследственность. Поэтому в течение полутора часов при бдительном присутствии старших прамам, настрадавшихся с аллергиями мужей и детей, НН обстоятельно рассказывала, что нам теперь делать, про все - от моей диеты до Тусиного кишечника. Оказалось, что бананы, гречка, черная смородина и детский крем - зло с точки зрения аллергенности, а вот клубника - не такое уж. Мне было запрещено есть пастилу, но разрешено - ириски; одобрены абрикосы, но заклеймены баклажаны; дозволено любое мясо, но категорически нет - бульоны. Несмотря на Тусины запоры, был рекомендован рис, но главное - прописан хлеб.

Дело в том, что по моим записям с курсов дрожжевое тесто было строжайше запрещено во избежание пучения ребенка и позеленения его каков, а заменять его предлагалось сухими хлебцами. Каки у Туси зеленели по весне независимо от моего питания, а в последнее время просто перестали добровольно ее покидать. Все эти 4,5 месяца я не поддавалась соблазну попробовать хотя бы маленький кусочек Мишкиного ароматного бублика или пирога с капустой, изготовленного разными бабушками. Поэтому после визита НН первое, что я сделала - съела бутерброд. Вы будете смеяться, но это возымело действие, и минувшая неделя прошла без клизм, глицериновых свечек и газоотводных трубочек! Но сколько это продержится - неизвестно, Туся, все-таки очень содержательная девушка...

Помимо этого, вместо прописанных дерматологом были назначены новые Мази, а главное, абсолютно Фантастический крем. Поначалу я испугалась заверений НН в его действенности и покупать не стала. Потом все-таки приобрела и кинулась изучать инструкцию. В двух словах ее смысл сводился к следующему: "Это Потрясающий Удивительный Великолепный Очень Эффективный крем, правда, как он действует, мы сами до конца не понимаем, так что без особой необходимости лучше им не пользоваться". Обнадеживающе, не правда ли? Я вспомнила, что доверила НН здоровье своего ребенка, и положившись на ее обаяние и профессионализм, намазала на ночь все Тусины пупырки. Наутро от них остались только розовые пятна, а после еще одного применения щеки стали фарфоровыми. Ребенок перестал чесаться и стал похож на себя, а не каких-то неведомых сказочных зверушек. Теперь места блямб можно определить, только сильно вглядевшись; инфекция постепенно отступает, хотя на всякий случай всем желающим предлагается зажать за нас пальцы крестом (или вечные кулачки - кому что привычнее). А в напоминание о Царевне-Лягушке у Туси остались в разных местах тела ярко-малиновые точки - разные родственники вздрагивают, когда случайно на них натыкаются, и спешно успокаиваются объяснением, что это я так художественно намазала места комариных укусов веленным НН фукарцином (заместо зеленки).

Жизнь становится опять по-будничному неспешной с вечерними прогулками по дому или набережной Волги в перевязи, из которой Туся наблюдает мир с обворожительной улыбкой и широко распахнутыми глазами, и он ответчает ей тем же...

Лягушка-путешественница или вождь краснорожих

  Tue, 22 Jun 2004 00:00

Когда-нибудь, когда Туся вырастет большая и независимая, ей наверняка будут это напоминать, а она станет обижаться, потому что, ну, сколько можно об одном и том же рассказывать. А бабушки-дедушки, или мама-папа будут настаивать: "Представляешь, ты, трехмесячная, ездила в Питер, в СВ, и даже была у мамы на защите диплома и отмечала это в ресторане!" А она будет недовольно кривиться, потому что все равно этого не помнит, но как-нибудь между делом похвастается подружке или мальчику...

Вот такая Туся лягушка-путешественница оказалась... Осуществила бабушкину мечту - покаталась в СВ (между полками втискивается коляска, в которой ребенок благополучно спит всю ночь), посмотрела на белые ночи (которые были скорее серо-синие, но сейчас не об этом), побывала в настоящем институте (специальной педагогики и психологии Международного Университета Семьи и Ребенка им. Рауля Валленберга) и действительно посидела на моей защите...

А началось наше пребывание в Питере с обнаружения несколько необычного способа ловить такси. Мало того, что привокзальные водилы, конечно, жутко заламывали цену и отказывались ехать в чертову даль, которая была нам очень нужна. Но они ругали автокресло (которое мы притаранили с собой из Москвы!) ненужным излишеством, хотя на самом деле им просто нечем было его закреплять. Поэтому после препираний с местными таксистами свои попытки поймать машину Мишка начинал не адресом назначения, не разговором о цене или чем-то еще. Он деловито осведомлялся: "Ремни безопасности на заднем сидении есть?" и только тогда говорил, куда, собственно, нужно ехать. Так же мы ехали через 10 дней обратно на вокзал. Больше мы по Питеру не передвигались, а провели в Озерках все полторы недели, гуляя по окрестным улицам, парку и периодически путешествуя до моего института, который был (всего лишь) в 40 минутах ходьбы от места проживания.

Проживали мы в Медсанчасти. Точнее, в ее пансионате. Короче, то ли в общежитии гостиничного типа, то ли в гостинице - общежитного. Вахтерши в белых халатах прониклись Тусей, выделили под коляску тесную кладовую, и увидев нас в свою скрытую камеру, заранее готовили два ключика - от "гаража" и от "апартаментов". В нашем номере был холодильник, плитка, электрический чайник (который держал тепло как заправский термос), мебель на колесиках и комары. После первой же ночи я вышла на тропу войны, заранее извинившись перед Тусей, которая на этот раз не стала возражать или оплакивать горькую комариную долю. Несмотря на некоторые боевые ранения (укушенное верхнее веко у меня, ухо - у Туси, и все остальное - у Мишки), я победила, обнаружив комариное гнездо в дУше и с гордым видом закрыв в него дверь.

В Питере продолжилось Тусино знакомство с клизмой и началось - с супрастином. Все потому, что еще в начале нашего пребывания в Дубне Тусю укусил какой-то нехороший мух. Никто его не видел, но следы пребывания этого зверя оказались большой несимпатичной блямбой-болячкой на левой Тусиной щеке. В Питере мы попробовали с ней бороться зеленкой, уляпываясь сами и угваздывая всю Тусину одежду. В ответ на это безобразие Тусин организм (то ли для симметрии, то ли еще из каких-то эстетических соображений) покрыл ее щеки мелким прыщиком и покрасил их в ярко-пунцовый цвет. Поэтому моя дочь гордо именовалась "Красна девица" или "Вождь краснорожих" и отказывалась какать. Так что в какой-то момент мы сдались и стали делать ей клизмы (сколько их может поместиться в трехмесячном младенце выяснялось опытным путем) и давать супрастин (засовывая за щеку палец с растертой в порошок четвертушкой таблетки). Героический ребенок мужественно все это терпел и даже не морщился (ни на то, ни на другое издевательство). Тогда же я поняла, какой важной частью тела является шея. Знаете, мазать щеку, которая практически лежит на плече, не то чтобы очень неудобно, но как-то малоэффективно...

К концу нашего пребывания в северной столице меня вдруг приспичило заволноваться, почему же вся эта красота уже 2,5 недели не желает проходить. Поэтому мы пошли к настоящему Дерматологу. Дерматолог проникся большим уважением к Наталии Михайловне и рассказал нам о ней много увлекательного. Оказалось, что нехороший мух принес с собой стрептококковую инфекцию, которую оставил Тусе на память о себе. Поэтому наши мучения с зеленкой не давали этой заразе расползаться, но и не убивали ее. Так что нам была назначена цинковая паста с Волшебной мазью, которыми мы до сих пор пытаемся мазать блямбу (а не плечо, как вероятно считает Туся). Еще нам был прописан Чудодейственный крем, которым надо мазать все пупырчатости щек и прочих частей тела. Туся в свою очередь не доверяет это родителям и желает размазывать крем по щекам сама, а потом засовывать руки в рот, но мы противимся и начинаем спешно делать ее руками гимнастику. Так и живем...

Я давно поняла, что моя профессия накладывает отпечаток на характер дочери. Еще в животе она выражала свое отношение к педагогической библиотеке им. Ушинского, в которой я пыталась читать. Оказавшись снаружи, она проявляла поразительную эмпатию, начиная икать при рассказе об икающем ките и рыдать при декламации "Наша Таня громко плачет". Ну и конечно, такая веха в профессиональном становлении матери как диплом не могла пройти мимо Туси. Она внимательно слушала его текст в исполнении папы (который для разнообразия решил почитать ей его вслух - надо отдать должное, делалось это с большим чувством и выражением), комментировала и делала замечания к докладу, который я весь вечер репетировала накануне защиты, ну и конечно не оставила меня в такой ответственный день. Полулежа на папиных руках, Туся с интересом выслушала мою коллегу, которая рассказывала про танцевальную терапию, вместе с членами комиссии задала ей пару вопросов, а когда я начала свою речь - заснула, то ли потому, что уже знала ее наизусть и по десятому разу она оказалась неинтересной, то ли потому, что была уверена в результате.

В день трехмесячья мы с Тусей немного погуляли в ресторане с моими одногруппниками, а потом поехали домой.

Наше путешествие из Петербурга в Москву прошло без приключений, и в отличие от сонных родителей, Туся была удивительно бодра и весь день бурно радовалась. Home sweet home, мазерленд, понимаешь:

Хорошо было за городом...

  Wed, 02 Jun 2004 00:00

- Когда я была маленькая, бабушка часто это говорила, цитируя начало "Гадкого утенка"...

Две с половиной недели назад мы переехали в Дубну - на лето. Трехчасовую дорогу Туся перенесла прекрасно - во сне, поразив меня 5-часовым в общей сложности перерывом в еде. Вообще, как я заметила, взрослые задают два основных вопроса про младенцев: "Кушает хорошо? А какает?". Так вот, есть Туся стала 6-8 раз в день (по сравнению с 10-15 в первый месяц - ощущение, что ребенок просто голодает), ну и какает, соответственно, реже - раз в 1-2 дня (а не 3-5 раз ежедневно) и как-то... в общем, более по-взрослому. А то, что у нашей девушки выдающиеся описательные способности... то есть, описывающие... ну, в смысле, уписывательные - почему-то это никого не интересует.

В Дубне Тусе, кажется, нравится - в отличие от Москвы здесь пахнет воздухом и всякими растениями. Когда тепло и светит солнышко, она очень довольная валяется целый день с голой попой в коляске, наряженная в летние платьица и рубашечки. Выглядит при этом уморительно и почему-то напоминает мне разодетых обезьянок на южных пляжах, с которыми отдыхающие фотографируются. Комары по неизвестным причинам гораздо больше интересуются мной, нежели Тусей. Кстати, выяснилось, что Туся боится, когда их убивают, - начинает горестно выть, - но прихлопывать комаров медленно, печально и тихо мне пока не удается.

С переездом забылись обиды на воду, и оба раза, когда за две недели Туся купалась, это продолжалось по 15 минут и было очень даже хорошо. Правда, напрягаться ей не хотелось, так что она просто висела в воде, иногда прогуливаясь ногами по дну. Но была и не против немножко бултыхаться на спине, с родительской рукой под подбородком - как при плавании на пузе.

Появилось у Туси еще новое интересное развлечение: оказывается, если лежа в кроватке махать руками, то мобиль (предварительно опущенный пониже родителями) начинает трястись и болтаться! И не надо никого звать, чтобы его завели - достаточно всего лишь помахать руками, а если неохота, то ногами. Туся может так довольно долго лупить по мобилевским игрушкам (благо, они мягкие - а то погремушки уже пару раз били по лбу, вызывая обиженные рыдания), а в сочетании с сосанием пальца - спокойно находиться в одиночестве энное количество времени, иногда даже засыпая.

Еще оказалось, что ей, все-таки, нравятся мужчины - но когда они значительно старше ее. Целые дни Туся проводит в обществе двоюродного дяди, которому уже очень много лет - целых 12,5. Они вместе читают стихи, улыбаются друг другу, проникновенно смотрят в глаза, держатся за указательный палец... В общем, очень нежные отношения.

Вот так и протекает наша загородная, а вернее, иногородняя летняя жизнь. "Хорошо было за городом..." (ц)