А все-таки она вертится!

  Thu, 01 Jul 2004 00:00

Одно из огромнейших удовольствий в жизни, стоящее в ряду с таким, как "наконец, попИсать, когда долго терпел" и тому подобными - чесать, когда чешется. Долго, много и исступленно. Чесать, чесать, чесать, пока не перестанет чесаться. Наряду с другими удовольствиями в Тусиной жизни - в данном случае, к моему глубокому сожалению - появилось это. Туся чешет блямбу (вернее то, что от нее осталось под действием Мази, Пасты и зеленки) и диатезные уши (глядя на них, ее дед очень радуется: "Прямо как у меня!" Почему-то я не разделяю этого энтузиазма...)

Вообще, это была неделя прорывов и откровений. Туся научилась (в хронологической последовательности): вертеться вокруг своей оси, поворачиваться на левый бок, поворачиваться с левого бока на живот; держать голову, опираясь на предплечья; долго держать голову, опираясь на предплечья; оказываться на спине, хотя только что была на животе; смеяться. Остановлюсь подробнее на этих новостях и некоторых других...

Почему-то мою дочь тянет налево - поворачиваться... Правда, сосать при этом она предпочитает правый большой палец. Но помогать себе в этом левой рукой; поддерживать правую, чтобы палец не вывалился изо рта и вообще не очень устал - наверное. Именно такое использование рук очень затрудняет повороты. Туся может довольно долго лежать на левом боку с обеими руками у рта и сосать какие-нибудь пальцы (благо, ассортимент широк), тупо уставившись перед собой синими глазами (Боже, у меня - голубоглазое русоволосое дите!.. Простите, вырвалось...) При этом ноги у нее лежат, как будто она на животе, а руки - как будто на боку (недавно я вдруг заметила, что сама люблю лежать в такой позе, хотя выглядит она, как оказалось, мягко говоря, странно). Потом Туся вдруг делает рывок через мешающий левый локоть и оказывается на пузе. Там она сразу пытается ползти. Туся желает ползти с рождения. Уже в возрасте нескольких дней, лежа на родителях, она желала лезть вперед - где бы этот перед ни находился - вверху, внизу или где-то еще. Всю жизнь она пытается ползти, и всю жизнь ей это не удается - уже три месяца и почти две недели. Но упорная Туся не оставляет попыток, а заодно учится высказывать все, что она об этом думает. Поэтому минут через пять лежания на пузе и никуданеуползания Туся кладет на пол уставшую голову, засовывает в нее палец и начинает долго, громко и гневно говорить что-то настолько ругательное, что я сомневаюсь, можно ли при этом находиться женщинам и детям. Иногда Тусины поползновения неожиданно разворачивают ее через правый бок на спину. Так как происходит это внезапно и практически против Тусиной воли, она продолжает на всякий случай материть случившееся.

Иногда Туся просто вертится вокруг своей оси. Ось оказалась в попе; оставив дочь, лежащей головой в одну сторону, через некоторое время могу обнаружить ее, сжимающуюся и разжимающуюся как гусеничку, развернутой в прямо противоположную.

Освоение своего тела как-то отвлекло Тусю от игр с подвешенными погремушками, так что она вежливо лежит под ними, обсасывая разные пальцы (или просто засовывая разное их количество в рот - больше трех пока не лезет) и мучительно координируя действия ног, локтей и боков.

Тусю стали интересовать руки. Свои - она иногда сцепляет их замочком и вытягивает перед собой - смотрит, а потом очень трогательно прижимает к груди, так же сцепленными. И не только - вчера вдруг взяла мою руку, стала вертеть перед глазами, разглядывать... и каак засмеется! Прямо по-настоящему! Зато вечером она с очень серьезным видом изучала руку своей тети - то ли кольцо ее смутило, то ли маникюр, то ли что-то еще...

В недолгом московском промежутке между Питером и Дубной мы сходили в поликлинику. Там нам было дано несколько откровений:

Мы: Здравствуйте! Нам три месяца!
Нам (глубокомысленно): Через пару недель можете начинать давать соки...
(Это при том, что вся поликлиника уклеена воззваниями ВОЗ, что раньше полугода детям не надо давать вообще ничего, кроме материнского молока)
Мы: У нас аллергия обострилась, вот только что супрастин закончили давать
Нам: У вас прививки подходят!
(Вообще-то, существует понятие медицинского отвода, и детям с какими-либо болячками, даже насморком, прививки не делают)
Мы (написав отказ от прививок до сентября; победно): мы загород уезжаем! (про себя: подальше от вас и ваших ... советов, напоминая Колобка, поющего "Я от бабушки ушел!...").
(Пауза. С видом, каким Моисей, наверное, нес заповеди своему народу, и глубоким пафосом в голосе) нам: Вот поедете загород... клубнику не ешьте!!!
(Гм... я даже яиц еще не пробовала, не говоря уже о помидорах, апельсинах и шоколаде...)

И как-то заодно выяснилось, что у нас с Тусей разница - ровно метр. Но при этом почему-то у нее 62-ой размер одежды, а у меня 44-ый...

Лягушка-путешественница или вождь краснорожих

  Tue, 22 Jun 2004 00:00

Когда-нибудь, когда Туся вырастет большая и независимая, ей наверняка будут это напоминать, а она станет обижаться, потому что, ну, сколько можно об одном и том же рассказывать. А бабушки-дедушки, или мама-папа будут настаивать: "Представляешь, ты, трехмесячная, ездила в Питер, в СВ, и даже была у мамы на защите диплома и отмечала это в ресторане!" А она будет недовольно кривиться, потому что все равно этого не помнит, но как-нибудь между делом похвастается подружке или мальчику...

Вот такая Туся лягушка-путешественница оказалась... Осуществила бабушкину мечту - покаталась в СВ (между полками втискивается коляска, в которой ребенок благополучно спит всю ночь), посмотрела на белые ночи (которые были скорее серо-синие, но сейчас не об этом), побывала в настоящем институте (специальной педагогики и психологии Международного Университета Семьи и Ребенка им. Рауля Валленберга) и действительно посидела на моей защите...

А началось наше пребывание в Питере с обнаружения несколько необычного способа ловить такси. Мало того, что привокзальные водилы, конечно, жутко заламывали цену и отказывались ехать в чертову даль, которая была нам очень нужна. Но они ругали автокресло (которое мы притаранили с собой из Москвы!) ненужным излишеством, хотя на самом деле им просто нечем было его закреплять. Поэтому после препираний с местными таксистами свои попытки поймать машину Мишка начинал не адресом назначения, не разговором о цене или чем-то еще. Он деловито осведомлялся: "Ремни безопасности на заднем сидении есть?" и только тогда говорил, куда, собственно, нужно ехать. Так же мы ехали через 10 дней обратно на вокзал. Больше мы по Питеру не передвигались, а провели в Озерках все полторы недели, гуляя по окрестным улицам, парку и периодически путешествуя до моего института, который был (всего лишь) в 40 минутах ходьбы от места проживания.

Проживали мы в Медсанчасти. Точнее, в ее пансионате. Короче, то ли в общежитии гостиничного типа, то ли в гостинице - общежитного. Вахтерши в белых халатах прониклись Тусей, выделили под коляску тесную кладовую, и увидев нас в свою скрытую камеру, заранее готовили два ключика - от "гаража" и от "апартаментов". В нашем номере был холодильник, плитка, электрический чайник (который держал тепло как заправский термос), мебель на колесиках и комары. После первой же ночи я вышла на тропу войны, заранее извинившись перед Тусей, которая на этот раз не стала возражать или оплакивать горькую комариную долю. Несмотря на некоторые боевые ранения (укушенное верхнее веко у меня, ухо - у Туси, и все остальное - у Мишки), я победила, обнаружив комариное гнездо в дУше и с гордым видом закрыв в него дверь.

В Питере продолжилось Тусино знакомство с клизмой и началось - с супрастином. Все потому, что еще в начале нашего пребывания в Дубне Тусю укусил какой-то нехороший мух. Никто его не видел, но следы пребывания этого зверя оказались большой несимпатичной блямбой-болячкой на левой Тусиной щеке. В Питере мы попробовали с ней бороться зеленкой, уляпываясь сами и угваздывая всю Тусину одежду. В ответ на это безобразие Тусин организм (то ли для симметрии, то ли еще из каких-то эстетических соображений) покрыл ее щеки мелким прыщиком и покрасил их в ярко-пунцовый цвет. Поэтому моя дочь гордо именовалась "Красна девица" или "Вождь краснорожих" и отказывалась какать. Так что в какой-то момент мы сдались и стали делать ей клизмы (сколько их может поместиться в трехмесячном младенце выяснялось опытным путем) и давать супрастин (засовывая за щеку палец с растертой в порошок четвертушкой таблетки). Героический ребенок мужественно все это терпел и даже не морщился (ни на то, ни на другое издевательство). Тогда же я поняла, какой важной частью тела является шея. Знаете, мазать щеку, которая практически лежит на плече, не то чтобы очень неудобно, но как-то малоэффективно...

К концу нашего пребывания в северной столице меня вдруг приспичило заволноваться, почему же вся эта красота уже 2,5 недели не желает проходить. Поэтому мы пошли к настоящему Дерматологу. Дерматолог проникся большим уважением к Наталии Михайловне и рассказал нам о ней много увлекательного. Оказалось, что нехороший мух принес с собой стрептококковую инфекцию, которую оставил Тусе на память о себе. Поэтому наши мучения с зеленкой не давали этой заразе расползаться, но и не убивали ее. Так что нам была назначена цинковая паста с Волшебной мазью, которыми мы до сих пор пытаемся мазать блямбу (а не плечо, как вероятно считает Туся). Еще нам был прописан Чудодейственный крем, которым надо мазать все пупырчатости щек и прочих частей тела. Туся в свою очередь не доверяет это родителям и желает размазывать крем по щекам сама, а потом засовывать руки в рот, но мы противимся и начинаем спешно делать ее руками гимнастику. Так и живем...

Я давно поняла, что моя профессия накладывает отпечаток на характер дочери. Еще в животе она выражала свое отношение к педагогической библиотеке им. Ушинского, в которой я пыталась читать. Оказавшись снаружи, она проявляла поразительную эмпатию, начиная икать при рассказе об икающем ките и рыдать при декламации "Наша Таня громко плачет". Ну и конечно, такая веха в профессиональном становлении матери как диплом не могла пройти мимо Туси. Она внимательно слушала его текст в исполнении папы (который для разнообразия решил почитать ей его вслух - надо отдать должное, делалось это с большим чувством и выражением), комментировала и делала замечания к докладу, который я весь вечер репетировала накануне защиты, ну и конечно не оставила меня в такой ответственный день. Полулежа на папиных руках, Туся с интересом выслушала мою коллегу, которая рассказывала про танцевальную терапию, вместе с членами комиссии задала ей пару вопросов, а когда я начала свою речь - заснула, то ли потому, что уже знала ее наизусть и по десятому разу она оказалась неинтересной, то ли потому, что была уверена в результате.

В день трехмесячья мы с Тусей немного погуляли в ресторане с моими одногруппниками, а потом поехали домой.

Наше путешествие из Петербурга в Москву прошло без приключений, и в отличие от сонных родителей, Туся была удивительно бодра и весь день бурно радовалась. Home sweet home, мазерленд, понимаешь:

Хорошо было за городом...

  Wed, 02 Jun 2004 00:00

- Когда я была маленькая, бабушка часто это говорила, цитируя начало "Гадкого утенка"...

Две с половиной недели назад мы переехали в Дубну - на лето. Трехчасовую дорогу Туся перенесла прекрасно - во сне, поразив меня 5-часовым в общей сложности перерывом в еде. Вообще, как я заметила, взрослые задают два основных вопроса про младенцев: "Кушает хорошо? А какает?". Так вот, есть Туся стала 6-8 раз в день (по сравнению с 10-15 в первый месяц - ощущение, что ребенок просто голодает), ну и какает, соответственно, реже - раз в 1-2 дня (а не 3-5 раз ежедневно) и как-то... в общем, более по-взрослому. А то, что у нашей девушки выдающиеся описательные способности... то есть, описывающие... ну, в смысле, уписывательные - почему-то это никого не интересует.

В Дубне Тусе, кажется, нравится - в отличие от Москвы здесь пахнет воздухом и всякими растениями. Когда тепло и светит солнышко, она очень довольная валяется целый день с голой попой в коляске, наряженная в летние платьица и рубашечки. Выглядит при этом уморительно и почему-то напоминает мне разодетых обезьянок на южных пляжах, с которыми отдыхающие фотографируются. Комары по неизвестным причинам гораздо больше интересуются мной, нежели Тусей. Кстати, выяснилось, что Туся боится, когда их убивают, - начинает горестно выть, - но прихлопывать комаров медленно, печально и тихо мне пока не удается.

С переездом забылись обиды на воду, и оба раза, когда за две недели Туся купалась, это продолжалось по 15 минут и было очень даже хорошо. Правда, напрягаться ей не хотелось, так что она просто висела в воде, иногда прогуливаясь ногами по дну. Но была и не против немножко бултыхаться на спине, с родительской рукой под подбородком - как при плавании на пузе.

Появилось у Туси еще новое интересное развлечение: оказывается, если лежа в кроватке махать руками, то мобиль (предварительно опущенный пониже родителями) начинает трястись и болтаться! И не надо никого звать, чтобы его завели - достаточно всего лишь помахать руками, а если неохота, то ногами. Туся может так довольно долго лупить по мобилевским игрушкам (благо, они мягкие - а то погремушки уже пару раз били по лбу, вызывая обиженные рыдания), а в сочетании с сосанием пальца - спокойно находиться в одиночестве энное количество времени, иногда даже засыпая.

Еще оказалось, что ей, все-таки, нравятся мужчины - но когда они значительно старше ее. Целые дни Туся проводит в обществе двоюродного дяди, которому уже очень много лет - целых 12,5. Они вместе читают стихи, улыбаются друг другу, проникновенно смотрят в глаза, держатся за указательный палец... В общем, очень нежные отношения.

Вот так и протекает наша загородная, а вернее, иногородняя летняя жизнь. "Хорошо было за городом..." (ц)

2 месяца

  Tue, 18 May 2004 00:00

Наши успехи за второй месяц жизни:

  • мы перестали рыдать в ванне. Тупые родители, наконец, поняли, что дитю на пузе нравится значительно больше, чем на спине, и перестали пытаться издеваться над ребенком. Заодно прекратили попытки ребенка утопить ("нырять"), чему он, кажется, очень благодарен.
  • освоили слинг и соглашаемся в нем ходить (но только не стоять и не сидеть!)
  • стали принимать гостей и сами ходить в гости, вообще, познакомились с кучей разного народа и большим количеством родственников (хотя до 100% еще очень далеко)
  • голову держим с трудом и неохотно, приговаривая "аиаиаиииии" и "оиоиоииии", жалуясь, короче.
  • еще больше отрастили волосы, щеки и ресницы
  • научились лучезарно улыбаться (часто это переходит в кряхтение-тужение-какание)
  • научились разговаривать ("агу", "ауа", "гы", "нга", "ммма" и нетранскрипируемые длинные монологи, отражающие богатую внутреннюю жизнь)
  • еще мы научились пугаться. Правда, грохот и лязг захлопывающейся железной двери подъезда почему-то значительно менее страшен, чем чихающая мама.
  • еще мы познакомились с докторами, которые согласились, что Туся - хорошая девочка, в чем, собственно, никто и не сомневался. Правда, им почему-то не понравилась дивной красоты мраморная кожа - но это уже мелочи,
  • мы встретили первомай и распускающиеся листики жизнерадостно-зелеными каками, а к дню рождения решили, что первомай закончился и можно уже вернуться к тому, что было до него, правда, никто уже не помнит, какое оно было
  • у нас появились юные поклонники - Николай Николаич (младше Туси на 5 дней) и Андрей Андреич (младше Туси на 2 недели) - оба они при встрече не спускали с нашей большой и красивой женщины глаз, она же кокетливо отводила глазки и своих чувств не показывала
  • любим разглядывать мобиль и прочие висюльки, иногда делимся с ними взглядами на жизнь и улыбаемся их комментариям
  • обнаружили кулак и исступленно его обсасываем
  • обзавелись большим количеством шмотья, до которого постепенно дорастаем, и начали собирать сервиз их серебряных ложечек (3 уже имеется)
  • продолжаем радовать родителей и родных, которые с каждым днем все меньше представляют, как же жили без Туси каких-то, а вернее, целых уже, 2 месяца назад...

Чем бы дитя ни тешилось

  Fri, 14 May 2004 00:00

Опять накопилось, так что обо всем понемножку...

Во-первых, мне кажется, у Туси вырос нос. В смысле, подрос. Ну, в смысле стал уже не вполне пимпочкой, а скорее все-таки носиком... В общем, кроме меня это все равно никому не кажется, так что поехали дальше...

Во-вторых, на майские праздники Туся вела бурную светскую жизнь. Принимала гостей и сама наносила визиты - см.фоты. Так, в минувшую субботу она в сопровождении родителей совершила выезд в леса на деловую IT-встречу с Николай Николаичем (тоже см.фоты). Николай Николаич младше Туси на пять дней и легче примерно на килограмм. Когда они встретились (после продолжительного сна в соседних колясках и небольшого перекуса в соседних машинах) - стали синхронно кряхтеть на руках своих IT-отцов и отрыгивать воздух, сильно напоминая Бивиса и Баттхеда. При этом Николай Николаич был сражен красотой такой большой женщины и не отрывал от нее взгляд, а Туся кокетливо опускала глазки и отворачивалась. После этого мы в первый раз поехали с дочерью в гости - к двоюродным бабушкам: сначала ее, а потом Мишкиной. Первая вспоминала диету кормящей матери, вторая - что тоже была влюблена. А в воскресенье мы посетили прадедов-ветеранов, - они ничего особо не вспоминали, а просто радовались Тусе и Победе.

В-третьих, мы получили Тусе полис и опять сходили в поликлинику. Нам с полисом там порадовались, опять послушали и посмотрели Тусю, на этот раз молча, понаписали кучу всего в карточку, по нашей просьбе взвесили (+ полкило с прошлого посещения) и послали - к невропатологу, ортопеду и зам.главврача, которая оказалась иммунологом. К ней-то мы и пошли первым делом, потому как кругом бушуют всякие заразы, и вопрос прививок надо срочно решать. Иммунолог оказалась сильно простуженной женщиной с красными глазами и голубым кабинетом с открытыми фрамугами (на всякий случай напоминаю: в четверг было +2 - это я так, к слову). При виде нас она очень засуетилась, надела маску, вышла за дверь, покашляла, вернулась, с пулеметной скоростью послушала Тусю и, забрасывая ее одеждой - чтоб не простудилась, - стала стремительно расспрашивать Мишку, были ли у его родственников случаи шока или смертельных исходов от прививок. От всего этого мы малость растерялись и пообещали у родителей все уточнить - так что отправили нас до вторника собирать анамнез. Сунулись было в комнату здорового ребенка - но оттуда доносились такие жуткие детские вопли, что мы передумали и ушли к невропатологу. Как это ни смешно, но она оказалась довольно нервной особой, которая очень тараторила и пыталась мне впихнуть какую-то соль. То есть сначала она спросила, курила ли я во время беременности и чем сейчас кормлю Тусю. Я честно ответила, что нет и грудью и что девочка у меня хорошая. Невропатолог угукнула и попросила совсем раздеть Тусю, но не выкидывать памперс в мусорное ведро - потому что медсестры нет. Я не знала, что медсестры выносят мусор, и отметила, что очень странно, когда посторонние люди обращаются к тебе "мама"... После кучи ненужных слов и загадочных манипуляций врач выдала заключение: "Хорошая девочка!" - что, в общем, я ей с самого начала и сказала, - и стала впихивать мне адрес аптеки, где продают соль мертвого моря, чтобы убрать мраморность Тусиной кожи. Когда я стала отказываться, она заискивающе попросила хотя бы петербуржскую соль купить - в какой угодно аптеке. И чего им так эта мраморность не нравится? По-моему, очень красиво! А к ортопеду надо было записываться в пять, я позвонила в регистратуру, но они сказали, что по телефону нельзя, надо приходить, но с первого раза не запишемся - потому что вон уже 30 человек стоит, а ортопед принимает 2 раза в неделю по 12. За это мы им карточку не отдали, а оставили себе, - читать, что педиатр понаписала - раз она сама не умеет это рассказывать.

А в-четвертых, эту неделю мы играли в интересную игру под названием "Комфорт vs Идеология или Подгузники vs родители - кто кого?" Ход игры: убедить себя и окружающих, что памперсы - страшное зло и в них очень противно, закупить/нашить/нарезать кучу марлевых полосочек, сложить их во много слоев и засовывать в ползуны; менять каждые 20 минут, изображая безумную радость и невероятное удовольствие. Участники - родители и младенец - соревнуются между собой, кого это скорее задолбает. Цель игры: определить, что быстрее кончится - терпение или сухие ползуны. После нескольких довольно успешных раундов я перешла на следующий уровень под названием "Тазик: экономим силы" - цель которого так надрессировать родителей, чтобы подгузники и ползуны оставались сухими, а все, для них предназначенное, попадало в заветный тазик. Пока что счет 1:0 в пользу памперсов, потому что очень холодно, а Тусина попа над тазиком мерзнет.

Ну и в-пятых, опытным путем установлено, что после многократного повторения "Агу!" родителями с идиотским выражением лица и упорством попугая, Туся очень веселится и тоже говорит "Агу" - два раза в сутки, вне зависимости от количества родительских попыток от нее этого добиться.

Доктор, меня все игнорируют...

  Tue, 04 May 2004 00:00

Что-то я давно не писала, хотя было о чем, и еще как. Мы сходили в поликлинику!

Вообще, я не очень этого хотела и изначально порадовалась, что подмосковный роддом не стал никому сообщать о Тусином рождении. Что такое патронаж, так и осталось загадкой, о чем я совершенно не жалею, но как известно, взрослые очень любят цифры, а весов дома принципиально нет, ну и вообще, месяц стукнул, надо ко всяким ортопедам, прививки опять же... В общем, пошли. Накануне я, как умная Маша, пошла в регистратуру узнать, что надо. Оказалось, что ребенка и свидетельства о рождении достаточно, остальное - к педиатру, и как раз завтра (в четверг) грудничковый день, так что приходите. Это показалось подозрительным, но к сожалению или к счастью, я склонна верить людям на слово.

Завтра, т.е. в четверг я рассказала Тусе, что мы идем знакомиться с доктором, и бодро почапала к нему с дочерью на плече. Ну, да, на плече, - в поликлинику с колясками нельзя, а оставлять нашу карету одну на улице мне как-то не хотелось. Так что я засунула Тусю в слинг (он же перевязь, он же лоскутный держатель - спасибо тому, кто его придумал!) и бодро почапала. Туся заснула под укачивание моих шагов и почти не проснулась, раздеваясь в поликлинике. Там мы так же в слинге, задрав нос, прошествовали на нужный этаж и сели в очередь. Все дети были гораздо старше Туси, а их мамы вздыхали: "Ой, какая лялечка!" - и желания познакомиться не вызывали. Только одна мама, которая остальным лишь улыбалась, при виде нас, видимо, от избытка чувств, решилась заговорить - с сильным акцентом она спросила: "А как же спина?!" - имея ввиду такой непривычный способ транспортировки младенцев. С гордостью за всех цыган, азиатов и африканцев, выросших у мам за плечами, я ответила, что со спиной все будет в порядке, и вошла в кабинет вместе с дамой, которой надо было к медсестре. Дама подошла к узенькой милой девушке, так что я повернулась к суровой круглолицей тетеньке и стала с ней воодушевленно знакомиться. Даме объяснили, что сегодня справок для школы не дают, а то, что регистратура ей велела приходить - так они не виноваты, вон, даже на двери написали "Четверг - грудничковый день", а когда ей в следующий раз удастся отпроситься с работы - не их дело. Дама повозмущалась, но ушла, и обе женщины с большим недоумением занялись мной: "То есть вы полтора месяца сидели дома? И не звали патронаж? И у ребенка нет полиса???" - последнее оказалось ключевым. Бесплатная медицинская помощь в г.Москва положена всем новорожденным. А с месяца у ребенка должен быть страховой полис, - без него и карту не завести, и ортопедов-прививок не видать. Регистратура не сказала мне об этом ни слова. Мне продиктовали адрес страховой компании и с большой неохотой стали разглядывать роддомовскую обменку, после чего Круглолицая обиженно удалилась, а Узенькая подошла к Тусе и стала разговаривать сама с собой: "Тремор подбородка... мраморная кожа... вегето-висцеральный синдром... в носу козявки... язык обложен... кладите!" - это мне, чтоб положила Тусю на весы - "так... держите голову," - это рост измеряли, - "одевайте". Оказалось, это она - наш участковый педиатр. Воодушевление ушло. Пока они с вернувшейся медсестрой что-то переписывали с обменки под мое робкое бормотание, что хреново у них работает регистратура, и расскажут ли мне значение всех сказанных под нос слов, уже была вызвана следующая мама. Мы вышли из кабинета. Туся хотела есть и плакала. А я хотела, чтобы все было по-другому, и плакала, потому что по-другому не было.

Ах, да, взрослые же очень любят цифры, - 29 апреля Туся весила 5470г и была ростом 55см.

Педагогика

  Sun, 25 Apr 2004 00:00

Мой педагогический стаж можно считать по-разному. Свой первый семинар в "Подвале" я провела в 19 лет. В 15 мы с подругой вели урок (такое у нас по истории задание было). В седьмом или восьмом классе я проходила УПК в детском саду, в третьем помогала учительнице на продленке с первоклашками. А поучать окружающих начала задолго до школы (в семейных анналах почетное место занимает моя фраза: "Ты неправильно держишь скалку!" - сказанная бабушке, которая тогда имела значительно больший опыт общения со скалками, чем я, - даже сейчас). Но откуда бы ни отсчитывать - никогда у меня не было возможности кого-нибудь избаловать, а теперь появилась. Несколько дней назад Туська захныкала, а когда я пришла - тут же перестала и заулыбалась как-то хитро. Я восприняла это как "О, сработало!" и погрузилась в тяжелые раздумья - какая дорога приводит к воспитанию капризных избалованных детей и как мне ее избежать... Но сегодня Туся еще раз заулыбалась, когда я пришла на ее плач, и мне стало стыдно. Грудной малышке стало одиноко, страшно, холодно, голодно или больно, и к ней на помощь пришла самая родная - мама. Только в пять недель Туся, наконец, смогла выразить свой восторг - широко улыбнувшись во весь беззубый рот , так что глаза стали узенькими щелочками и заблестели, все личико засветилось, казалось, еще чуть-чуть - и она засмеется: мама пришла! И мне стало стыдно. Я обняла Тусю и извинилась. Это мой ребенок, и я его люблю, сильно-сильно. Вот и вся педагогика.

Вышел месяц из тумана...

  Sun, 18 Apr 2004 00:00

Не считая родов, это наш с Туськой первый отчет о совместной жизни, которой неожиданно стукнул месяц.

Итак, Туся умеет:

  • кушать, не кушать, спать, не спать, чихать, икать, зевать.
  • хлопать длинными ресницами (которые она весь месяц отращивала и, кажется, намерена продолжать), хмурить брови, удивленно их поднимать, смотреть, глазеть, фокусировать взгляд (иногда с явными усилиями)
  • ныть, хныкать, плакать, орать, рыдать, ворчать, кряхтеть, скрипеть, мычать, а также издавать невероятные квакающе-мяукающие звуки и полуобезьяньи вскрики.
  • улыбаться - людям, маминой груди (особенно, когда не хочет кушать) и небу. Кошку Туся игнорирует (впрочем, у них это взаимно).
  • держать голову некоторое время и с грохотом ронять ее на то, что под ней оказалось (например, твердое папино плечо),
  • пытаться ползать (особенно вертикально вверх по родителям) и возмущаться тем, что это не выходит
  • следить за погремушкой и мобилем (хоть он в итоге совсем не тех цветов, которых просвещенные родители пытались добиться от дарителей)
  • внимательно слушать то, что в данный момент звучит (кроме, пожалуй, чтения журнала "За рулем" вслух)
  • тусовать и общаться, а если не дают - то настоятельно этого требовать (сами виноваты - как назвали, то теперь и получаем...)

Туся любит

  • кушать и спать - когда ей этого хочется
  • лежать с голой попой (но покрывается при этом гусиной кожей и начинает икать)
  • массажик перед купанием
  • гулять по квартире у родителей на руках
  • кататься в коляске

Туся не любит:

  • когда не выходит покакать (кто ж такое любит?)
  • не кушать и не спать - когда ей этого хочется
  • мерзнуть и икать
  • когда родители сидят (а не ходят) с ней на руках или пытаются обхитрить, переминаясь с ноги на ногу на одном месте
  • когда ее в коляске шкондыбают по лестницам

Для меня остается загадкой ее отношение к:

  • гулянию. На балконе она кричит, так что там, кажется, все-таки, не любит это делать. А на улице спит и молчит. Так что непонятно
  • купанию. Я не могу понять, от чего зависит, будет она в этот раз плакать в ванне или нет. Но факт остается фактом: иногда она устраивает дикие истерики, иногда мило плещется целых 10 минут.
  • погоде. Когда погода меняется, Тусе, по-моему, все равно. Когда погода меняется по пять раз на дню Тусе не всегда все равно.
  • одежде. Кажется, она не против, когда ее переодевают. Но особого интереса тоже не проявляет...

А я научилась с каждым днем любить ее все больше и больше.

Kill Bill

  Wed, 14 Apr 2004 00:00

Ну вот, оказалось, что накануне своего четырехнеделия Туся не умеет считать овец. Не важно, что это никому не помогает, но она ведь и никак по-другому тоже не может бороться с бессонницей. Книжку почитать, например... Или чаек попить... или поговорить с кем-нибудь по душам живьем/по телефону/по аське/в инете... Все это ей недоступно. Она просто лежит и плачет. И зевает. И глазки у нее красненькие и слегка опухшие. А заснуть не может. Иногда отвлекается на покушать. Это ненадолго помогает - минут на 10 задремывает, а потом опять просыпается и плачет... или плачет и просыпается - я не знаю, что у нее за чем... Я обнимаю ее, ношу на руках по всей квартире, каждые пять минут предлагаю покушать с маниакальной настойчивостью, пою песенки, рассказываю что-то... отдаю Мишке, он обнимает ее, читает вслух "За рулем", носит на руках, поет песенки, рассказывает что-то. А она плачет. И я начинаю плакать вместе с ней от ощущения полного бессилия перед бессонницей, которая одолела мою почти четырехнедельную дочку, и мы плачем вместе и засыпаем в обнимку. Так прошел вчерашний день.

А ночью стало понятно, как аукнулся просмотр "Матрицы" в беременном состоянии: Туся уже в животе пыталась овладеть кунг-фу под долбящий сурраунд кинотеатра. И еще Мишка месяцев шесть из девяти уговаривал ее дать ему в ухо. Ну вот. Допросился. Туся родилась и стала бить его ногами в шесть утра. Не вполне по уху... Он жалобно упрашивал дать ему шанс сделать ей братика или сестричку, а потом мрачно произнес в мою сторону: "Хорошо, что ты не смотрела Kill Bill..."

Бремя славы

  Mon, 12 Apr 2004 00:00

Туся не любит икать. Никто не любит - скажете вы. Но вы ведь не икаете по несколько раз в день ежедневно - а Тусе приходится. Вот когда взрослые икают (в данном случае имеются ввиду все, кто вышел из младшего дошкольного возраста), они могут задержать дыхание; перечислить 33 Егорки, которые сидели на горке; попить водички; попить водички, наклонившись и сцепив руки за спиной; сказать "Икота, икота, перейди на Федота, с Федота на Якова, с Якова на всякого"; могут и еще кучу всего делать, но главное, они могут мысленно перечислить алфавит. Это главное, потому что тогда становится понятна первая буква имени того, кто вспоминает икающего, - из-за чего он, собственно и икает. А вот Туся не знает алфавит. Более того, она не знакома с большинством людей, которые могут ее вспоминать. Она просто икает, по несколько раз в день, ежедневно. Вот оно, бремя славы...