Опять в бой 3

  Fri, 27 Jul 2007 22:35

У меня в глазах, кажется, по большому монитору. Или по клавиатуре. А может, по счету за Стрим. В общем, врачи понимают, что я провожу много времени в Сети, почти с первого взгляда - и очень обижаются. То, что я прихожу к ним с целью разобраться в прочитанном, их не утешает. Вопрос “Зачем?” заданный на любое назначение доктора, воспринимается им как личное оскорбление. Если при этом сказать врачу, голос которого дрожит от раздражения: “Кажется, вы на меня злитесь” - можно смело уходить, потому что ничего хорошего врач уже не скажет.

Это мы побывали у двух разных иммунологов в совершенно разных местах. Жанр цитирования диалогов с врачами в стиле “А он?.. А она?.. Иди ты!” меня больше не привлекает. Написаным ограничусь. Мат подставьте сами в любое место и в любых количествах - по вкусу.

Бойцовский клуб 2

  Wed, 18 Jul 2007 10:31

Я категорически не умею драться и уворачиваться от ударов. Но, увы, приходится учиться. В качестве очередного витка кризиса, Туська таскает меня за волосы, бьет и кусает. После наших конфликтологических заходов она стала иногда перед этим объявлять: «Мне скучно!» - и делать свое бойцовское дело. Ни на какие другие действия она в этот момент не соглашается (почитать, поиграть и т.п.).

А все-таки она вертится!

  Thu, 01 Jul 2004 00:00

Одно из огромнейших удовольствий в жизни, стоящее в ряду с таким, как "наконец, попИсать, когда долго терпел" и тому подобными - чесать, когда чешется. Долго, много и исступленно. Чесать, чесать, чесать, пока не перестанет чесаться. Наряду с другими удовольствиями в Тусиной жизни - в данном случае, к моему глубокому сожалению - появилось это. Туся чешет блямбу (вернее то, что от нее осталось под действием Мази, Пасты и зеленки) и диатезные уши (глядя на них, ее дед очень радуется: "Прямо как у меня!" Почему-то я не разделяю этого энтузиазма...)

Вообще, это была неделя прорывов и откровений. Туся научилась (в хронологической последовательности): вертеться вокруг своей оси, поворачиваться на левый бок, поворачиваться с левого бока на живот; держать голову, опираясь на предплечья; долго держать голову, опираясь на предплечья; оказываться на спине, хотя только что была на животе; смеяться. Остановлюсь подробнее на этих новостях и некоторых других...

Почему-то мою дочь тянет налево - поворачиваться... Правда, сосать при этом она предпочитает правый большой палец. Но помогать себе в этом левой рукой; поддерживать правую, чтобы палец не вывалился изо рта и вообще не очень устал - наверное. Именно такое использование рук очень затрудняет повороты. Туся может довольно долго лежать на левом боку с обеими руками у рта и сосать какие-нибудь пальцы (благо, ассортимент широк), тупо уставившись перед собой синими глазами (Боже, у меня - голубоглазое русоволосое дите!.. Простите, вырвалось...) При этом ноги у нее лежат, как будто она на животе, а руки - как будто на боку (недавно я вдруг заметила, что сама люблю лежать в такой позе, хотя выглядит она, как оказалось, мягко говоря, странно). Потом Туся вдруг делает рывок через мешающий левый локоть и оказывается на пузе. Там она сразу пытается ползти. Туся желает ползти с рождения. Уже в возрасте нескольких дней, лежа на родителях, она желала лезть вперед - где бы этот перед ни находился - вверху, внизу или где-то еще. Всю жизнь она пытается ползти, и всю жизнь ей это не удается - уже три месяца и почти две недели. Но упорная Туся не оставляет попыток, а заодно учится высказывать все, что она об этом думает. Поэтому минут через пять лежания на пузе и никуданеуползания Туся кладет на пол уставшую голову, засовывает в нее палец и начинает долго, громко и гневно говорить что-то настолько ругательное, что я сомневаюсь, можно ли при этом находиться женщинам и детям. Иногда Тусины поползновения неожиданно разворачивают ее через правый бок на спину. Так как происходит это внезапно и практически против Тусиной воли, она продолжает на всякий случай материть случившееся.

Иногда Туся просто вертится вокруг своей оси. Ось оказалась в попе; оставив дочь, лежащей головой в одну сторону, через некоторое время могу обнаружить ее, сжимающуюся и разжимающуюся как гусеничку, развернутой в прямо противоположную.

Освоение своего тела как-то отвлекло Тусю от игр с подвешенными погремушками, так что она вежливо лежит под ними, обсасывая разные пальцы (или просто засовывая разное их количество в рот - больше трех пока не лезет) и мучительно координируя действия ног, локтей и боков.

Тусю стали интересовать руки. Свои - она иногда сцепляет их замочком и вытягивает перед собой - смотрит, а потом очень трогательно прижимает к груди, так же сцепленными. И не только - вчера вдруг взяла мою руку, стала вертеть перед глазами, разглядывать... и каак засмеется! Прямо по-настоящему! Зато вечером она с очень серьезным видом изучала руку своей тети - то ли кольцо ее смутило, то ли маникюр, то ли что-то еще...

В недолгом московском промежутке между Питером и Дубной мы сходили в поликлинику. Там нам было дано несколько откровений:

Мы: Здравствуйте! Нам три месяца!
Нам (глубокомысленно): Через пару недель можете начинать давать соки...
(Это при том, что вся поликлиника уклеена воззваниями ВОЗ, что раньше полугода детям не надо давать вообще ничего, кроме материнского молока)
Мы: У нас аллергия обострилась, вот только что супрастин закончили давать
Нам: У вас прививки подходят!
(Вообще-то, существует понятие медицинского отвода, и детям с какими-либо болячками, даже насморком, прививки не делают)
Мы (написав отказ от прививок до сентября; победно): мы загород уезжаем! (про себя: подальше от вас и ваших ... советов, напоминая Колобка, поющего "Я от бабушки ушел!...").
(Пауза. С видом, каким Моисей, наверное, нес заповеди своему народу, и глубоким пафосом в голосе) нам: Вот поедете загород... клубнику не ешьте!!!
(Гм... я даже яиц еще не пробовала, не говоря уже о помидорах, апельсинах и шоколаде...)

И как-то заодно выяснилось, что у нас с Тусей разница - ровно метр. Но при этом почему-то у нее 62-ой размер одежды, а у меня 44-ый...

Лягушка-путешественница или вождь краснорожих

  Tue, 22 Jun 2004 00:00

Когда-нибудь, когда Туся вырастет большая и независимая, ей наверняка будут это напоминать, а она станет обижаться, потому что, ну, сколько можно об одном и том же рассказывать. А бабушки-дедушки, или мама-папа будут настаивать: "Представляешь, ты, трехмесячная, ездила в Питер, в СВ, и даже была у мамы на защите диплома и отмечала это в ресторане!" А она будет недовольно кривиться, потому что все равно этого не помнит, но как-нибудь между делом похвастается подружке или мальчику...

Вот такая Туся лягушка-путешественница оказалась... Осуществила бабушкину мечту - покаталась в СВ (между полками втискивается коляска, в которой ребенок благополучно спит всю ночь), посмотрела на белые ночи (которые были скорее серо-синие, но сейчас не об этом), побывала в настоящем институте (специальной педагогики и психологии Международного Университета Семьи и Ребенка им. Рауля Валленберга) и действительно посидела на моей защите...

А началось наше пребывание в Питере с обнаружения несколько необычного способа ловить такси. Мало того, что привокзальные водилы, конечно, жутко заламывали цену и отказывались ехать в чертову даль, которая была нам очень нужна. Но они ругали автокресло (которое мы притаранили с собой из Москвы!) ненужным излишеством, хотя на самом деле им просто нечем было его закреплять. Поэтому после препираний с местными таксистами свои попытки поймать машину Мишка начинал не адресом назначения, не разговором о цене или чем-то еще. Он деловито осведомлялся: "Ремни безопасности на заднем сидении есть?" и только тогда говорил, куда, собственно, нужно ехать. Так же мы ехали через 10 дней обратно на вокзал. Больше мы по Питеру не передвигались, а провели в Озерках все полторы недели, гуляя по окрестным улицам, парку и периодически путешествуя до моего института, который был (всего лишь) в 40 минутах ходьбы от места проживания.

Проживали мы в Медсанчасти. Точнее, в ее пансионате. Короче, то ли в общежитии гостиничного типа, то ли в гостинице - общежитного. Вахтерши в белых халатах прониклись Тусей, выделили под коляску тесную кладовую, и увидев нас в свою скрытую камеру, заранее готовили два ключика - от "гаража" и от "апартаментов". В нашем номере был холодильник, плитка, электрический чайник (который держал тепло как заправский термос), мебель на колесиках и комары. После первой же ночи я вышла на тропу войны, заранее извинившись перед Тусей, которая на этот раз не стала возражать или оплакивать горькую комариную долю. Несмотря на некоторые боевые ранения (укушенное верхнее веко у меня, ухо - у Туси, и все остальное - у Мишки), я победила, обнаружив комариное гнездо в дУше и с гордым видом закрыв в него дверь.

В Питере продолжилось Тусино знакомство с клизмой и началось - с супрастином. Все потому, что еще в начале нашего пребывания в Дубне Тусю укусил какой-то нехороший мух. Никто его не видел, но следы пребывания этого зверя оказались большой несимпатичной блямбой-болячкой на левой Тусиной щеке. В Питере мы попробовали с ней бороться зеленкой, уляпываясь сами и угваздывая всю Тусину одежду. В ответ на это безобразие Тусин организм (то ли для симметрии, то ли еще из каких-то эстетических соображений) покрыл ее щеки мелким прыщиком и покрасил их в ярко-пунцовый цвет. Поэтому моя дочь гордо именовалась "Красна девица" или "Вождь краснорожих" и отказывалась какать. Так что в какой-то момент мы сдались и стали делать ей клизмы (сколько их может поместиться в трехмесячном младенце выяснялось опытным путем) и давать супрастин (засовывая за щеку палец с растертой в порошок четвертушкой таблетки). Героический ребенок мужественно все это терпел и даже не морщился (ни на то, ни на другое издевательство). Тогда же я поняла, какой важной частью тела является шея. Знаете, мазать щеку, которая практически лежит на плече, не то чтобы очень неудобно, но как-то малоэффективно...

К концу нашего пребывания в северной столице меня вдруг приспичило заволноваться, почему же вся эта красота уже 2,5 недели не желает проходить. Поэтому мы пошли к настоящему Дерматологу. Дерматолог проникся большим уважением к Наталии Михайловне и рассказал нам о ней много увлекательного. Оказалось, что нехороший мух принес с собой стрептококковую инфекцию, которую оставил Тусе на память о себе. Поэтому наши мучения с зеленкой не давали этой заразе расползаться, но и не убивали ее. Так что нам была назначена цинковая паста с Волшебной мазью, которыми мы до сих пор пытаемся мазать блямбу (а не плечо, как вероятно считает Туся). Еще нам был прописан Чудодейственный крем, которым надо мазать все пупырчатости щек и прочих частей тела. Туся в свою очередь не доверяет это родителям и желает размазывать крем по щекам сама, а потом засовывать руки в рот, но мы противимся и начинаем спешно делать ее руками гимнастику. Так и живем...

Я давно поняла, что моя профессия накладывает отпечаток на характер дочери. Еще в животе она выражала свое отношение к педагогической библиотеке им. Ушинского, в которой я пыталась читать. Оказавшись снаружи, она проявляла поразительную эмпатию, начиная икать при рассказе об икающем ките и рыдать при декламации "Наша Таня громко плачет". Ну и конечно, такая веха в профессиональном становлении матери как диплом не могла пройти мимо Туси. Она внимательно слушала его текст в исполнении папы (который для разнообразия решил почитать ей его вслух - надо отдать должное, делалось это с большим чувством и выражением), комментировала и делала замечания к докладу, который я весь вечер репетировала накануне защиты, ну и конечно не оставила меня в такой ответственный день. Полулежа на папиных руках, Туся с интересом выслушала мою коллегу, которая рассказывала про танцевальную терапию, вместе с членами комиссии задала ей пару вопросов, а когда я начала свою речь - заснула, то ли потому, что уже знала ее наизусть и по десятому разу она оказалась неинтересной, то ли потому, что была уверена в результате.

В день трехмесячья мы с Тусей немного погуляли в ресторане с моими одногруппниками, а потом поехали домой.

Наше путешествие из Петербурга в Москву прошло без приключений, и в отличие от сонных родителей, Туся была удивительно бодра и весь день бурно радовалась. Home sweet home, мазерленд, понимаешь: